ОДИН БОГ ЗА ВСЕХ…

— 7 —

Проснувшись утром, я тщательно обдумал свои дальнейшие действия. Из

Гамильтона надо перебраться в Монреаль, там купить билет до Европы

— Франция или Австрия, а уж потом на машине перебраться в Швейцарию. Я пока

еще не решил, где буду жить: в Швейцарии или еще где-нибудь, хотя мне

хотелось забраться куда-нибудь в глушь — на Мадагаскар или Самоа — лишь

бы подальше от Манчини и его шайки.

В Монреаль я решил ехать на машине, для чего навестил ближайшее прокатное

отделение. Выбрав старенький «остин», я заплатил сколько положено и

стартовал к светлому будущему, полный самых радужных надежд.

После всех этих трат у меня осталось не слишком много денег, надо было

позаботиться о раздобывании презренного металла, иначе я не доберусь до

своих миллионов. Я не хотел сейчас афишировать свое состояние, вот

переберусь в Старый Свет, тогда поживу в свое удовольствие, а пока надо

быть тише воды, ниже травы.

У меня было только два способа добычи денег: заработать или украсть. Первый

способ я сразу забраковал: нужную сумму я не смогу заработать сразу, а

мелочь меня не спасет. Оставалось ограбление. Предстояло выбрать жертву и

провернуть дело так, чтобы уйти с минимальными потерями и не засветиться.

Желательно было при этом никого не убивать, а то за мной и так тянулся

длинный шлейф вынужденных смертей.

Я ехал без остановок до самой темноты. На ночлег решил остановиться в

небольшом городке, который лежал передо мной в низине.

Мотель при въезде в город был не особо полон. Хозяйка даже предложила мне

самому выбрать комнату. Поблагодарив ее, я вошел в номер, бросил чемодан на

кровать и плюхнулся в кресло. Тут мне в голову пришла еще одна мысль:

деньги можно выиграть во что-нибудь. На первых порах мне бы хватило тысяч

пять — шесть.

Так. Что я такого могу делать достаточно сильно, чтобы выиграть пару

тысчонок? Карты? Отпадает, я никогда не был силен в них. Рулетка? Слишком

опасно, можно и оставшееся спустить. Ипподром? Тоже не подходит. Нужен был

верняк.

А если… В каждом городе наверняка имеется парочка-другая преступников, за

головы которых полиция назначила награду. За это дело я могу взяться, тем

более, что там можно сохранить инкогнито. (Мысль о грабеже пришлось

оставить — у меня не было оружия, а с голыми руками я вряд ли смогу

кого-нибудь ограбить).

Может, и в этом городишке есть какой-нибудь тип, который докучает

аборигенам? Надо спросить хозяйку.

Я запер номер и вышел в холл. Хозяйка смотрела ночную телепрограмму.

Показывали какой-то старый фильм ужасов. На экране женщина убегала от

кошмарного создания.

— Вы только посмотрите, какую дрянь показывают на ночь! — негодующе

повернулась ко мне хозяйка. — Не спится?

Я не сразу понял, что она имеет в виду уже меня, и утвердительно кивнул.

— Мне тоже. Понасмотришься вот такого , и вообще сон пропадет, — она

зевнула и возмущенно фыркнула, когда монстр принялся откусывать от дамочки

на экране. — Интересно, сколько ей заплатили за такую мерзость?

— Много, наверное…

— Бездельница! — актриса на экране корчилась от боли. У нее уже не было

обеих ног до колен, а монстр подбирался все ближе, стаскивая длинными

когтями остатки одежды. — Попробовала бы вот так постоять за стойкой или

вымыть столько посуды!

— Да, да, конечно…

— А вот еще недавно показывали фильм, забыла, как называется, так там,

представляете, такая же вот девица убивала мужчин, отстреливая им… — она

запнулась. — Ну, вы меня понимаете…

— Разумеется, — хмыкнул я.

— Так вот… О чем я говорила? А-а, вчера показывали: сбежал из тюрьмы

какой-то мерзавец. Убил полицейского и прячется где-то поблизости. Ну

совсем из дома не выйдешь!

Это было то, что надо, и я приготовился было развить тему, но хозяйка

отвлеклась снова.

— Фу! Мерзость-то какая, просто смотреть невозможно, — не отводя глаз от

телевизора, где чудовище, плотоядно рыча, въедалось во внутренности

несчастной жертвы, хозяйка вытащила из-под стойки две банки пива и осушила

их единым духом. — Мой муж обожал устриц. У нас есть ресторанчик, где их

прекрасно готовят. Мы постоянно там обедали, — она с омерзением посмотрела

на экран: из зубастой пасти монстра свисали окровавленные ошметки мяса.

— Нет, будь моя воля, я бы вообще запретила фильмы ужасов. Вы не смотрели

«Историю любви»? Нет? О-о, чудо, а не фильм. Посмотрите обязательно, я

каждый раз реву, когда вижу на экране… — она принялась со смаком

описывать мне переживания героев старого боевика. Я машинально перевел

взгляд на экран. Там чудовище намеревалось подзакусить приятелем своей

жертвы.

— Вы что, меня не слушаете? — я вздрогнул: хозяйка пристально смотрела на

меня.

— Нет, нет, что вы, продолжайте, пожалуйста.

— Мой Генри всегда мечтал завести лошадь. Понимаете, его отец работал на

ранчо ковбоем, и Генри частенько ему помогал…

В этот момент фильм, к счастью, кончился. Герой влепил в лоб чудовищу из

гранатомета и теперь лил слезы над останками подруги. На крупный план лица

наплывали титры. Потом на экране появился диктор и прочел сообщение о

погоде.

Я все никак не мог направить воспоминания хозяйки в нужное русло. Теперь

она принялась рассказывать мне, как некто Натансон напился до чертиков и

учинил дебош в ее заведении.

— Будь Генри дома, он бы живо выпроводил этого мерзавца, а что могу

сделать я, бедная слабая женщина?

Где-то в глубине души я был склонен с ней согласиться: она не была похожа

на кэтчистку. Мысли хозяйки имели обыкновение самопроизвольно переключаться

и наконец замкнулись на нужной мне информации.

— Мой кузен Джордж работает в местной полиции. По его словам, шериф решил

назначить награду за голову того негодяя, который сбежал из тюрьмы.

— И большую награду? — полюбопытствовал я.

— Не помню, несколько тысяч…

— А как бы мне побеседовать с вашим кузеном?

— Нет ничего проще, — хозяйка посмотрела на часы. — Минут через 15 он

заедет поужинать — в ночь сегодня дежурит.

По телевизору тип с унылым лицом рекламировал новейшие мужские подтяжки.

Его послушать, так выходило, что только эти подтяжки могли гарантировать

счастье в семейной жизни и удовлетворение любых желаний.

Через несколько минут у входа остановилась полицейская машина и оттуда

вылез плечистый толстяк в стетсоне. Поддерживая кобуру с револьвером, он

направился в дом.

— Привет, Энн! Добрый вечер, мистер! — приветствовал он нас.

— Джордж, это мистер… э-э…

— Кьеза, — пришел я на помощь. — Марио Кьеза.

— Что занесло вас в нашу глушь? — пожатие толстяка было коротким и

сильным.

— Путешествую… — неопределенно ответил я.

— Мистер Кьеза интересовался твоим беглецом, — вмешалась хозяйка.

— В каком смысле? — поднял брови Джордж.

— Видите ли, меня интересуют деньги…

— Хотел бы я посмотреть на того, кого они не интересуют, — хмыкнул

полицейский, принимая из рук кузины кружку пива и сосиски.

— Ваша сестра говорила что-то о награде, которая назначена за голову

сбежавшего.

— Да, есть такая — 5 000 долларов. А вы что, хотите попробовать ее

заполучить?

— Я когда-то работал в полиции и знаю, как надо обращаться с такими

типами.

— Вот как? — в глазах Джорджа промелькнул интерес.

— Только у меня одно условие: полнейшая моя анонимность. Вам достанется

слава, мне — деньги. Идет?

— Надо с шерифом переговорить.

— Кроме того, мне потребуется информация о том типе: фотография, вердикт

суда, обстоятельства побега.

— Могу вам одно сказать: парень, которого он убил, был единственным сыном

шерифа. Шериф из своих средств назначил плату за голову Клинтока. Так что

ему будет все равно, притащите вы его живого или дохлого.

— Если шериф не будет возражать, я бы взялся за это дело.

— О’кэй. Сейчас Клинток отсиживается километрах в тридцати отсюда, — он

показал по карте. — Но учтите, у него много дружков и сильные адвокаты.

Если что-то будет не так, мы не станем вас защищать.

— Это можно было предвидеть, и  все равно я берусь.

— Я вас предупредил.

— А не получится так, что приволоку этого самого вашего Клинтока, а шериф

откажется выплатить мне награду?

— Сейчас доем и отвезу вас к нему.

Еще через полчаса мы сидели в кабинете шерифа Пайка.

— Я могу написать вам расписку, если хотите, — тяжело проронил шериф,

выслушав мои сомнения. — Будь у меня права, я бы и сам пристрелил этого

мерзавца, но сволочи-адвокаты сгноят меня за это, а в моем возрасте трудно

сниматься с места и искать новую работу.

— Значит, мне нужно доставить вам его живого или мертвого?

— Без разницы. Но только чтобы все было в рамках закона. Если вы его

убьете, то должны будете предоставить веские доказательства, что это ваша

работа. Но если вас сцапают, я тут же откажусь от знакомства с вами и

скажу, что вы действовали в одиночку.

— Этот город находится на территории другого округа, потому-то Клинток и

чувствует себя там так вольготно, — вставил Джордж.

— Понятно, — кивнул я. — Какое оружие вы можете мне предоставить?

— Да какое хотите. Джордж, отведи его на склад конфискованного барахла.

На складе я выбрал кольт с глушителем, который был похож на мой старый,

небольшой вальтер, который можно было спрятать в ботинке, и нож для

метания.

— Может, вам чего-нибудь еще подбросить? — поинтересовался Джордж.

— А что еще есть?

— Парочка гранатометов, М-16, узи, ремингтоны… — начал перечислять он.

— Танки? — невинно произнес я.

— Нет, только бронетранспортер, — не понял юмора он. — На той неделе два

типа решили взять банк, а заправиться забыли. Деньги выволокли, но проехали

всего метров триста. Пока они там переругивались, мы их взяли тепленькими,

хе-хе…

— Как мне с вами связываться?

— Никак. Запомни, парень: ты действуешь на свой страх и риск. Повезет

— не повезет, мы остаемся в стороне.

— Ладно. Ну а времени вы мне сколько даете?

— Хоть вечность.

Больше вопросов у меня не было. Заправив машину, я взял еще пару канистр и

отправился на поиски Клинтока по кличке Гризли. Пайк дал мне прочитать его

досье и выделил небольшую фотографию. На вопрос, где его искать в том

городе, неопределенно пожал плечами.

Одним словом, мне предоставлялась полнейшая самостоятельность в выборе

средств. Не очень-то хотелось браться за это дело, но 5 000 нужны мне были

позарез.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *