ОДИН БОГ ЗА ВСЕХ…

— 6 —

Теперь мне предстояло позаботиться о ночлеге. Какой-нибудь тихий скромный

пансиончик с нелюбопытным хозяином. Но где такой найти? Не станешь же

подходить к полисмену и спрашивать?

Немного поразмыслив, я решил позвонить в справочную и представиться

туристом, который ищет спокойного отдыха. Через пять минут у меня были

адреса и телефоны шести пансионатов. Наменяв еще мелочи, я принялся

обзванивать их. В двух первых не оказалось свободных мест, хозяин третьего

равнодушно буркнул: «Приезжайте» и отключился. В четвертом трубку сняла

женщина, с ней я не стал разговаривать. Пятый не ответил вовсе. В шестой я

не стал звонить.

Вскоре я стоял возле невзрачного здания на промышленной окраине города.

Хозяин, неразговорчивый пожилой негр, даже не взглянул на меня, лишь

буркнул:

— Пятерка в день. Деньги вперед.

Я заплатил ему за два дня — минимум, на что он мог согласиться, — и

поднялся на второй этаж. Замызганная дверь вела в не менее замызганную

комнату, вся мебель которой состояла из кровати, застланной несвежим

одеялом, пары стульев и стола, посреди которого сидел жирный таракан и

поводил усами. Прихлопнув его рукой, я вздохнул и принялся устраиваться на

ночь.

Дверь не запиралась, туалет был в конце коридора, вода только холодная,

телефон лишь у портье.

Подперев дверь стулом, я устроился на кровати и приготовился заснуть. Но

как только погасил свет, появилась новая напасть: полчища поджарых и

проворных клопов. Повоевав с ними полчаса, я махнул рукой и кое-как улегся

на столе, подложив под голову пиджак.

Проснулся я под утро. Все тело ломило, голова болела, чувствовал я себя

усталым и невыспавшимся.

Перекусив в ближайшей пиццерии, я решился. Заказал по телефону билет до

Гамильтона на имя Марио Кьеза, паспорт доминиканца сжег, наложил грим и

отправился в магазин за чемоданом — иначе какой же я путешественник без

багажа?

Самолет уходил в два часа ночи, это могло дать мне шанс уйти незамеченным.

В час я с бьющимся сердцем входил в здание аэровокзала.

Я полностью обновил свой гардероб, прикупив кое-что по мелочам. С

пистолетом и ножом я расстался без сожаления, все равно оружие было

меченое. В Европе куплю новое, пока же будем рассчитывать на сигареты

старины Сола. Только бы никто закурить не попросил.

Я купил в киоске журнал и уселся в сторонке, внимательно посматривая из-под

журнальных страниц по сторонам. У стойки таможенника торчал какой-то тип,

но я его не знал. Будем надеяться, что и он меня не узнает.

Когда я ставил свой чемодан на стойку, руки у меня слегка тряслись.

Чиновник равнодушно провел по чемодану прибором, поставил его перед экраном

рентгеновской установки и предложил мне пройти через контрольное

устройство. Все обошлось нормально. Я перевел дух и направился к посадочной

площадке вместе с другими пассажирами.

У выхода стояли еще двое. Каждый прятал что-то в руке. Без сомнения, это

была моя фотография. Сердце бешено колотилось, когда я медленно проходил

мимо них. Первый мазнул по мне острым взглядом, на секунду задержал его на

моем лице, потом отвел глаза…

Усаживаясь в кресло самолета, я был насквозь мокрым от пота и волнения. Мой

вид вызвал даже сочувствие стюардессы. Она предложила мне таблетку

аспирина, я с благодарностью принял и попросил принести плед.

Лететь нам было около часа. Я решил попытаться вздремнуть. Впереди была

полная неизвестность, и один бог знал, чем мог окончиться мой полет.

Вскоре я уже стоял на канадской земле, получив драгоценную въездную визу.

Не спеша выйдя на площадь перед вокзалом, я сел в такси.

Попросив водителя отвезти меня в какой-нибудь тихий скромный отель, я через

полчаса поднимался по ступенькам небольшой гостиницы, носившей пышное

название «Маджестик». Любезный портье помог мне поднести чемодан к номеру

на первом этаже и пожелал спокойной ночи. Я все еще не верил, что так легко

вырвался.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *