ОДИН БОГ ЗА ВСЕХ…

— 5 —

Тут я очнулся от грез: машина остановилась. Я прислушался: водители решили

подкрепиться в придорожной закусочной. У меня самого давно сосало под

ложечкой, но пришлось терпеть. Складывалась абсурдная ситуация: у меня было

10 миллионов, но в данном положении я не мог потратить ни цента, чтобы

купить пожрать, без риска быть опознанным. В Буффало я воспользуюсь своим

поддельным паспортом и куплю билет на поезд в Канаду, либо в любую

близлежащую страну на самолет. А пока оставалось глотать слюни и завидовать

коровам, смачно хрупавшим свое сено.

Минут через 20 мы тронулись в путь. Я задремал, а когда проснулся, мы уже

въезжали в Буффало.

Я поблагодарил симменталок за моральную поддержку и соскочил с грузовика.

Теперь прямым ходом на вокзал — и к моим миллионам. Черт с ней, с Ритой,

найду еще сотню таких.

Свобода и близкое богатство буквально опьянили меня, на мгновение я забыл

об осторожности и едва не поплатился за это. Я и не знал, что у Бодуэна

есть свои люди в Буффало. Подходя к вокзалу, я внезапно увидел рядом с

дверями парочку скучающих верзил в штатском. Одного из них я знал: он водил

меня на детектор лжи…

— Вот это номер, — вслух подумал я. — Хотя это можно было предвидеть.

Один из возможных вариантов путей отхода…

Теперь торопиться не было нужды. Забьемся в какой-нибудь тихий пансиончик и

хорошенько все обдумаем.

Я остановил такси и приказал отвезти меня в центр. Выйдя у банка, свернул

было в переулок, но потом внезапно подумал:

— А не позвонить ли мне Лоре? Может, она внесет какую-то ясность?

Эта мысль нравилась мне все больше, пока я входил в банк и шел к кабинкам

телефонов. Наменяв мелочи, я плотно уселся в будке и набрал номер.

Лора была дома. По-моему, она не особо удивилась моему звонку.

— Тони? Ты откуда?

— Из Таиланда. Как там у нас дела?

— Так себе. Манчини рвет и мечет, что прохлопал тебя. Он даже дал по

физиономии Хейно…

— Это еще что за фрукт?

— А, ты еще не знаешь… — И Лора рассказала мне, что произошло после

моего отчаянного побега.

Блондинчик из бара оказался профессионалом из Финляндии. Звали его Хейно и

это была его первая промашка за многие годы. Он сидел в засаде у пожарной

лестницы, посматривая одновременно и за парадным входом. Но я утер ему нос,

смотавшись через квартиру Лауры. Проторчав часа два у моего дома, финн

решил посмотреть, куда же девался его приятель. Осторожно проникнув в мою

квартиру, он застал там тепленький труп. Надо отдать ему должное, тревогу

он поднял сразу и по всем направлениям. Когда же предстал пред светлые очи

Манчини, тот не выдержал и отвесил финну оплеуху.

— Я думала, Хейно его убьет, — рассказывала Лора. — Он жутко побледнел и

весь затрясся. Манчини, по-моему, и сам перепугался. Его окружало человек

восемь, но я не думаю, что они смогли бы остановить Хейно.

— Что-то часто его поминаешь. Влюбилась, что ли?

— За него я бы пошла с закрытыми глазами. Но он не интересуется женщинами.

— А как же Карло? — поддел ее я.

— Твоими молитвами, — в ее голосе послышалась горечь. — Теперь он

появляется крайне редко.

— Тебе, по-моему, не о чем беспокоиться. У тебя остались еще друзья…

— Карло приставил ко мне двух парней. Они провожают меня с работы и на

работу, и кроме того стерегут возле дома.

— Крепко же он рассердился.

— А как бы ты поступил на его месте? Берегись, он страшно зол и поклялся

содрать с тебя шкуру живьем, когда поймает.

— Если поймает, — поправил я.

— Вот в этом-то он как раз и не сомневается, — возразила Лора. — Кроме

людей Манчини и Бодуэна, по твоим следам пойдут и итальянцы Карло. Так что

сиди в своем Таиланде и не высовывай носа.

— С моими документами им меня не найти.

— Особо не обольщайся. Они вышли на того парня, что делал тебе бумаги. У

него остались данные на какую-то одну из твоих фамилий, не знаю точно, на

какую именно…

Вот это был страшный удар! Несколько секунд я не мог вымолвить ни слова.

— Алло, Тони, ты куда пропал?

— А телефон твой не прослушивается? — наконец-то встрепенулся я.

— Нет, — уверенно ответила Лора. —Я поставила блокировку еще тогда,

когда встречалась… — она осеклась, но я понял ее мысль и перевел дух.

— Ты можешь попытаться узнать, какая именно фамилия засвечена?

— Попробую, но обещать ничего не могу.

— Я тебе перезвоню.

Я быстро покинул банк. Дела обстояли крайне плохо. Я не мог воспользоваться

своими документами без риска быть опознанным и схваченным. Предстояло найти

чистые документы и раздобыть какое-нибудь оружие, которое нельзя обнаружить

металлоискателем. Первым делом я подумал о газовом пистолете. Делаются они

обычно из пластмассы и несут в себе заряд аммиака, способный выключить

человека на продолжительное время. В Нью-Йорке я бы знал, куда обратиться,

но в Буффало я попал впервые. После некоторого раздумья я решил зайти в бар

и промочить горло.

Ближайший находился метрах в пятистах, на углу двух небольших улочек.

Посетителей было немного, у стойки сидело двое парней в кожаных куртках.

Я присел на высокий табурет рядом с ними и заказал виски. Пока бармен

готовил смесь, я краем уха уловил разговор кожаных:

— Старина Сол изготовил мне такую штучку, что пальчики оближешь.

Представляешь, пистолет в портсигаре. Правда, годен только для ближнего

боя, но может здорово пригодиться в трудной ситуации, да и в аэропорту на

него не обратят внимания.

Я навострил уши. Судя по всему, старина Сол был как раз тем, кто мне нужен.

Теперь надо было заставить кожаных как-то дать мне адрес Сола.

Я повернулся к ним.

— Хэлло, ребята. Как дела? Выпьем?

— А пошел ты, — лениво отозвался первый, поздоровее.

— Чего это ты такой злой? — спросил я.

— Заткни язык в задницу и молчи! — рявкнул второй, в темных очках.

— А вот хамить не надо, — укоризненно произнес я.

— Зубам во рту тесно? — осведомился здоровяк.

— Ага, — жизнерадостно подтвердил я.

Тип в темных очках сплеча саданул мне в зубы. Но это только показалось ему.

Я слегка отодвинулся назад и двинул ногой по табурету, на котором он сидел.

Нелепо взмахнув руками, парень с грохотом полетел на пол. Второй схватил

было бутылку, но я быстро ударил его в нос, потом схватил за волосы и

дважды приложил к стойке.

Парень оказался не так уж крепок, как показалось поначалу. Обливаясь

кровью, он тихонько скулил. Тем временем второй вскочил на ноги, выхватил

нож и ринулся в атаку. На это я молча вынул пистолет и положил перед собой

на стойку. Верзила словно на стену налетел. Мне даже показалось, что я

слышу шипение подметок об пол — так резко он затормозил.

— Ну так что, выпьем? Или еще подеремся? — добродушно сказал я.

— Отчего же не выпить с хорошим человеком, — сипло заметил парень и

выронил нож.

— Садись, — я кивнул на стул напротив себя.

Он робко пристроился на краешке, не сводя с меня преданного взгляда.

— Ты что-то там говорил относительно пистолета-портсигара?

— Точно.

— С собой?

— Нет. Дома.

— А что это за старина Сол?

— Мастер-оружейник.

— Работает легально?

— Не совсем. На деле у него небольшая лавка, но я даже не знаю, чем он

точно занимается. Клиентура у него солидная, даже официальные службы

иногда прибегают к его помощи.

— Интересно…

— По-моему, у него можно приобрести даже «фантом», если пожелаете.

— А ФБР о нем известно?

— Я же говорил, к нему иногда обращаются…

— Понятно, можешь не продолжать. Как мне его найти?

— Угол 35-й и 68-й. Соломон Зусман.

— Если тебя станут спрашивать обо мне, что ответишь? — спросил я,

прикуривая.

— Ничего не видел и не знаю, — скороговоркой протараторил парень. Его

приятель очухался и вытирал платком струящуюся из носа кровь.

— Выпьете за мое здоровье, — я кинул на стойку пятерку. — Посидите тут

часок, потом можете гулять. Ясно?

Оба как по команде кивнули. Я вышел из бара, потом быстро вернулся. Один из

кожаных крутил диск телефона.

— Ты что, не слышал, что я тебе сказал? — ласково произнес я, подходя

ближе и беря его за шиворот.

Парень выронил трубку и закивал головой.

— Бери своего приятеля и пошли, — приказал я. Оставлять их в живых было

опасно.

В первой же темной подворотне я пустил каждому в лоб по пуле, спрятал тела

среди баков с мусором и отправился искать Соломона Зусмана.

Его лавку я нашел без труда. Вывеска гласила: «Мелочная торговля». При

помощи грима я преобразил свою внешность, решив предстать перед хозяином в

образе итало-американца.

Зусман оказался маленьким и пухлым толстячком. Он выкатился мне навстречу

из глубин магазина, но его радостная улыбка померкла, едва он увидел перед

собой дуло пистолета.

— Вы можете забрать все, что у меня есть, — заныл он, выворачивая карманы

брюк и жилетки. — Но право же, в этом квартале есть магазины и побогаче.

Всего за каких-то несчастных 5% от прибыли я готов дать вам самую подробную

информацию. А если господин пожелает…

— Господин пожелает иметь что-то понадежнее этого, — на ломаном

английском произнес я.

— В каком смысле? — осторожно произнес Зусман, переводя дух.

— Меня интересует оружие, которое нельзя обнаружить металлоискателем и

которое в то же время сохранило бы боевые качества.

— Интересно… — сразу оживился Зусман. — Обожаю нестандартное оружие…

— Если даже форма будет необычной, возражений не последует.

— А боеприпасы?

— Ну, скажем, газ или что-то в этом же роде.

— У меня есть весьма удачная вещица, — Зусман закатил глаза и облизнулся.

— Похожа на зажигалку, небольшая по габаритам, стреляет мелкокалиберными

патронами обычного стандарта.

— Покажите.

Торговец моментально испарился, словно бы его и не было в зале. Через пару

минут он вернулся, держа в руке маленький изящный пистолетик,

инкрустированный перламутром.

— Чудо, просто чудо! — вился вокруг меня Зусман, пока я рассматривал

оружие. — Бьет без промаха до десяти метров. Я сразу понял, что вы не

простой посетитель. Профессионала, знаете ли, видно издали. Я обожаю иметь

дело с профессионалами, они надежные партнеры…

— Я бы хотел испытать его, — прервал я поток словоизлияний.

— Попрошу следовать за мной, — Зусман подскочил к дверям магазина,

повесил табличку «Закрыто» и повлек меня куда-то в глубину помещения.

В подвале оказался отлично оборудованный тир. В обойму входило пять

патронов. Я расстрелял две обоймы, но убедился, что это оружие не подходит

для моих целей. Его неудобно было держать в руке из-за малых размеров да и

убойная сила оставляла желать лучшего. Зусман жутко расстроился, когда я

заявил, что желаю видеть нечто более надежное. Он принялся пылко заверять

меня, что это самое надежное его оружие, что я попросту не разобрался в его

многочисленных достоинствах, что он, Соломон Зусман, жестоко разочаровался

в моих профессиональных способностях, что я совсем не разбираюсь в оружии,

что мне придется искать другое место, что просит он за него сущую безделицу

— 576 долларов 89 центов, что если у меня нет таких денег, он согласен

подождать пару недель, что…

Меня просто захлестнул поток слов, и я понял, что если не приму решительных

мер, то просто утону. Быстро свернув глушитель со своего кольта, я пальнул

прямо над ухом торговца. После тихого щелканья пистолетика выстрел 45-го

даже мне показался ударом грома, а о Зусмане и говорить не пришлось. Он

присел на корточки и замер с открытым ртом. Я потер стволом пистолета по

его носу.

— Солли, я не уйду отсюда, пока не получу того, что мне нужно. В твоих

интересах дать мне это.

— Ну хорошо, — решительно сказал Зусман выпрямившись. — Пройдемте.

Мы прошли. В соседнем помещении меня поджидал сюрприз: четверо громил с

короткоствольными автоматами. Я к тому времени успел спрятать пистолет.

Зусман торжествующе повернулся ко мне.

— Я бы очень попросил вас вывернуть карманы. И побыстрее. Эти парни не

любят долго ждать.

Я внимательно осмотрелся. Только ближайший ко мне верзила был настороже,

остальные равнодушно ожидали, что очередной струсивший строптивец наложит в

штаны и начнет трясущимися руками выкладывать денежки. Я решил подыграть им

немножко и сразу потянул руки вверх. В глазах верзилы промелькнуло

удовлетворение. Стволы автоматов остальных смотрели куда угодно, только не

в мою сторону.

«Так, убивать их не стоит. Немножко попугаем. Понаделаем дырок в

конечностях, сами испугаются…»

Я вытянул нож из кобуры и метнул в ближайшего типа. Тот утробно взревел,

выронил автомат и ухватил за руку с сидящим в ней ножом. А у меня в руке

уже был пистолет.

Каждый из громил получил по пуле в ногу и в руку с автоматом. Спустя минуту

подвал был затянут пороховым дымом, а вся гвардия Зусмана с воплями

корчилась у моих ног.

Я выщелкнул пустую обойму, вставил новую и повернулся к Зусману, который

стоял у стенки ни жив, ни мертв.

— Так ты по-прежнему не уверен в моих профессиональных достоинствах? А,

Солли?

— Что вы! — с жаром принялся уверять меня оправившийся от первого испуга

делец. — Теперь я вижу, что не ошибался: вы действительно профессионал

высокого класса и вам действительно надо что-то из ряда вон выходящее…

Я слушал его, но не спускал глаз с поверженных охранников. И когда один

здоровой рукой потянулся было к автомату, я влепил ему пулю и в эту руку.

Больше подобных попыток не последовало.

Я собрал все автоматы, вынул нож из руки стонущего охранника и знаком

приказал Зусману покинуть сию юдоль скорби.

Мы поднялись наверх и снова очутились в магазинчике. По лицу Сола крупными

каплями стекал пот; я забавлялся сложившейся ситуацией.

— Итак, начнем сначала?

— Да, у меня есть кое-что для вас, но это будет дорого вам стоить.

— Сколько?

— Пять грандов.

— Я должен видеть, за что плачу такие бешеные деньги. Показывай товар.

Кряхтя и охая, Зусман полез куда-то под прилавок. Он поставил передо мной

коробку и широким жестом указал мне на нее.

— Вот.

— Что — вот? — не понял я.

— То, что вам нужно.

По виду коробка напоминала сигарную. Я внимательно осмотрел ее, не

притрагиваясь, так как ожидал любой пакости от шустрого еврея.

— Как этим пользоваться?

Зусман открыл коробку. Моему взору предстали лежащие ровными рядами пачки

дешевых сигарет, на которые бы не польстился самый последний бродяга.

— Ну и что? — я по-прежнему оставался в неведении.

— О, все очень просто, — Зусман довольно улыбнулся. — Берете коробку,

разворачиваете ее вот так, — с этими словами он повернулся в мою сторону,

— потом…

— Минутку! — я аккуратно повернул его руку в другую сторону и на всякий

случай отошел подальше. — Валяй.

Зусман демонстративно вздохнул и повернулся к стене.

— Смотрите внимательнее.

Неуловимым движением пальца он чуть придавил угол коробки. Из

образовавшегося отверстия вырвалось облачко газа.

— Нервно-паралитический газ, — констатировал Зусман, отбегая на

безопасное расстояние. — Гарантированное отключение любого человека на

час-полтора.

— Одноразового пользования?

— В этой коробке три заряда, — Зусман ловко поддел крышку ногтем и

показал мне капсулы с газом. — Механику я вам объяснять не стану. Как

пользоваться, вы видели.

— В коробке 10 пачек. Итого — 30 зарядов. Ты просишь пять грандов. Что-то

дороговато обойдутся мне твои сигареты.

Что было дальше, по-моему, не нуждается в объяснениях. Зусман бил себя в

грудь и клялся всеми святыми, что это его лучшее произведение, что сделал

он это по заказу сверху, но потом что-то переменилось, и заказчик не забрал

товар, заплатив отступные. Он ныл и причитал, что влачит полуголодное

существование, что питается зачастую одним хлебом, что ему надо лечить

застарелую язву, что такой умелый и опытный господин, как я, всегда

достанет эти несчастные пять тысяч, что он даже знает, где можно взять

намного больше, и если я соглашусь уплатить ему, Соломону Зусману, за

информацию, то он, Соломон Зусман, чьи предки происходят напрямую от

пионеров Америки, готов дать мне координаты мест, где находятся драгоценные

камни и много денег. Он с жаром объяснял мне, какие у него широкие связи

среди скупщиков краденого, что у меня не будет никаких проблем с

реализацией экспроприированного, что я заодно помогу ему отомстить старому

конкуренту, который когда-то увел у него из-под носа наивыгоднейшего

клиента…

— Наше с вами сотрудничество будет долгим и взаимовыгодным, — вещал

Соломон. — Я буду осуществлять теоретическую подготовку и сбыт товара, на

вашу долю останутся сущие пустяки: прийти и забрать. Они даже не станут

сопротивляться. О, да разве можно оказывать сопротивление такому

великолепному профессионалу, — он приподнялся на цыпочки и похлопал меня

по плечу. — За свои услуги я буду брать сущие мелочи: каких-то 30%. По

сравнению с вашими предстоящими доходами…

— Хватит! — рявкнул я, окончательно замороченный его цветистыми речами.

— Ну хорошо, — Зусман вздохнул. — Вы меня убедили. Пусть будет 25%, но

на меньшее я не согласен.

— Слушай, Солли, а что если я сейчас просто пристрелю тебя и заберу все?

— Вы этого не сделаете, — убежденно ответил Соломон. — Ладно, 20%. Но с

вашей стороны это уже просто грабеж.

— А если сделаю? — я вытащил пистолет и щелкнул предохранителем.

— В конце концов жалкие 15% вас не разорят, — с достоинством произнес

Зусман. — Но я должен заметить…

— К черту твои замечания!

— Тогда сделаем так: вы платите мне 12%, а я делаю вам скидку за сигареты.

Идет?

Я горестно рассмеялся. Он был неисправим… Но пристрелить его у меня не

поднималась рука, а сигареты были действительно хороши. Их можно где угодно

использовать.

— Так. Все, — Зусман засунул большие пальцы рук за подтяжки и остановился

напротив меня, покачиваясь с пятки на носок. — 10%! Это мое последнее

слово!

— Теперь будешь слушать меня, — я подчеркнул эту фразу. — За сигареты я

плачу тебе тысячу баксов, об остальном поговорим в другой раз.

На какое-то время Зусман потерял дар речи, казалось, потом разразился

горестными воплями. Он рвал на себе волосы, бегал по комнате, проклинал тот

день и час, когда появился на свет, своих родственников до седьмого колена,

проклятую инфляцию и плохо работающую полицию, которая не может оградить

честного торговца от вымогателей.

Я с наслаждением наблюдал за дармовым спектаклем, потом сказал:

— 800 долларов. Ты меня утомил.

Последовала еще одна немая сцена. В глазах Зусмана был немой укор, но когда

он заговорил снова, в его голосе звучали уважительные нотки:

— Впервые встречаю такого стойкого человека, как вы. Но по-моему, вы

секунду назад называли другую цифру?

— Совершенно верно, — подтвердил я. — И с каждой секундой эта цифра

будет уменьшаться, если ты не заткнешь фонтан.

— Ладно, пусть будет тысяча, хоть это и оставляет меня без прибыли.

Мне надоело с ним спорить, я выложил тысячу и забрал коробку. Лицо Зусмана

сияло как новенький доллар. Он бережно пересчитал бумажки и унес их куда-то

за стойку. Потом появился с бутылкой виски.

— Надо обмыть начавшееся сорудничество.

— Окончившеся, — поправил его я.

— Нет, сэр, вы еще придете к старине Солу, я знаю. Вам просто не обойтись

без меня и моих знаний.

Я внимательно следил за его манипуляциями, пока он наливал виски в бокалы,

потом бесцеремонно отобрал у него стакан, вручив ему свой. Зусман

огорчился.

— Вот так всегда. Никто не верит бедному несчастному старику…

— Доверяй, но проверяй, — глубокомысленно изрек я и распрощался с шумным

хозяином мелочной лавки.

One Reply to “ОДИН БОГ ЗА ВСЕХ…”

  1. пресняков — эт че, который пищит на эстраде, как будто яйки дверью прищемил???

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *