ОДИН БОГ ЗА ВСЕХ…

— 4 —

Придя на другое утро в офис Манчини для получения очередного задания, я

едва не расхохотался при виде Лоры. Видимо, Карло не знал о ее

противоестественных влечениях. Ей же пришлось выложить ему все, так как на

данном этапе никто, кроме него, не мог ей помочь. Ну Карло и выписал ей по

первое число: почти все лицо Лоры представляло собой сплошной синяк,

правда, тщательно загримированный, но все равно различимый. На теле было,

видимо, то же самое, хотя на Лоре был глухой свитер под горло.

Она сухо ответила на мое приветствие и жестом пригласила зайти в кабинет

Манчини.

За столом сидел Бодуэн, сам дон расхаживал по комнате и курил сигару.

— А, Тони! Заходи, дружок, заходи, — Манчини приобнял меня за плечи и

усадил в кресло напротив Бодуэна. — Ты знаешь, что не так давно у нас были

кое-какие трудности. Пострадало много людей… — потом он вдруг резко

сменил тему. — Мистеру Бодуэну не нравится твое алиби. И он настаивает,

чтобы ты прошел проверку на детекторе лжи.

Этот удар поразил меня в самое сердце. Я краем уха слышал о детекторе, но

не представлял, как точно он работает и можно ли его обмануть. Следовало во

что бы то ни стало избежать проверки. Я не мог ручаться, что пройду ее.

— Да,  да, конечно, дон Луиджи, — залепетал я, прикидываясь дурачком и в

то же время внимательно наблюдая за лицом Бодуэна. — Я понимаю… я

готов… Как скажете, дон Луиджи…

Лицо Бодуэна постепенно смягчалось. Брал меня на пушку или действительно

собирался проверить на детекторе?

— Вот и славно, — Манчини похлопал меня по плечу. — Сегодня у нас есть

еще дела, а вот завтра… Приходи сюда часикам к 12, мистер Бодуэн

быстренько проверит тебя и все дела. Я сам против подобных методов — людям

надо доверять, — но у него свое мнение на этот счет.

— Слушаюсь! — по-военному отчеканил я, поднимаясь. Бодуэн рвнодушно

отвернулся. Манчини проводил меня до дверей кабинета и закрыл за мной

дверь.

Я стоял, приходя в себя. Лора с любопытством смотрела. И делала это так

откровенно, что мне захотелось чем-то задеть ее.

— Прекрасно выглядишь сегодня, милая.

— Твоими молитвами.

— Это твои люди устроили погром у меня дома?

— Да, — она лучезарно улыбнулась. — А что?

— Жаль, что я не знал этого с самого начала. Мог бы предложить ей поиграть

немного. Как тогда, помнишь?

Лицо Лоры пошло красными пятнами. Но хладнокровия она не потеряла.

— Ты мне нравишься, Тони.

— Да ну?

— У меня даже появилось желание пригласить тебя сегодня на ужин.

— Соскучилась? — я был сильно удивлен ее приглашением.

— Ты такой привлекательный и сексуальный мужчина, — она томно потянулась

и послала мне воздушный поцелуй, — что я просто таю от одного твоего вида.

Это было настолько не в ее стиле, что я серьезно встревожился. Что если

меня приглашает на свидание Карло? От этого мерзавца можно ожидать чего

угодно. Правда, я тоже не подарок, но все равно лишние неприятности сейчас

ни к чему. Еще предстояло решить, как отнестись к предложению Манчини:

сразу смотаться или прийти?

— Ведешь себя просто глупо, — сухо сказал я. — Будь тебе лет на 20

поменьше, все выглядело бы убедительно. А так…

Этот удар тоже достиг цели. Она смутилась и опустила глаза. Немного

помолчав, заговорила снова:

— Так как насчет моего приглашения? Я говорила серьезно. Нам необходимо

потолковать кое о чем.

— По-моему, и так все ясно.

— У меня есть к тебе предложение.

— Какой-нибудь новый сексуальный прием разучила?

— Тебе все равно не разозлить меня, — с расстановкой ответила Лора.

— Так да или нет?

— Я подумаю.

— Если надумаешь, приходи вечером. Я буду ждать.

— Одна?

— Абсолютно.

— Хорошо.

Я вышел на улицу в двойственном состоянии. Сначала Манчини, потом Лора. Ну

ее-то, впрочем, можно послать ко всем чертям, а вот с предложением дона

сложнее. Предположим, я срываюсь. Если у Бодуэна нет возможности проверить

меня на детекторе и он брал меня на пушку, тогда все становится ясно. На

воре загорелась шапка и он ударился в бега. С этого момента меня станут

ловить не только люди Манчини, но и армия Бодуэна, что значительно

серьезнее. Второй вариант: я иду на проверку, отвечаю на все вопросы и жду

приговора. Если он будет положительным, мне все равно крышка. Живым я

оттуда не уйду. А если это просто грандиозный блеф? Никакого детектора у

Бодуэна нет и все это просто провокация, чтобы заставить меня раскрыться?

Голова просто кругом шла. Я брел по улицам, не зная, что предпринять и за

что ухватиться. Пройдя пару кварталов, я очнулся и решил зайти пообедать.

Неподалеку находилась пиццерия, где довольно прилично кормили. До нее было

еще с полквартала. Приняв решение, я перебежал дорогу и свернул за угол.

Сделано это было так неожиданно, что тащившийся за мной следом хвост

прозевал мой рывок. Он метнулся следом, чем и привлек мое внимание. До того

я шел как сомнамбула, не замечая ничего вокруг.

Так, все ясно. Манчини не доверяет до конца, раз послал соглядатая. Я бы на

его месте поступил так же. 10 миллионов — это сумма.

Хоть я пока и не принял никакого решения, от хвоста решил оторваться по

возможности грубо.

Я припустил бегом по улице. Мой преследователь был, естественно, не один.

Рядом с ним остановилась машина, он нырнул туда. Взревел мотор, машина

рванулась с места.

«Это вы зря, парни, — подумал я мельком, сворачивая в переулок. — Дорога

тут узкая, застрянете».

Все вышло, как я и предполагал. Завернув следом за мной, они резко

затормозили — машина оказалась шире переулка. Я остановился в конце,

помахал им рукой и побежал дальше. Но радовался я рано. Кроме парней

Манчини, меня пасли и гориллы Бодуэна. Как из-под земли впереди вырос

рослый парень с пистолетом в руке.

Рефлексы у меня всегда были здоровыми. Ни секунды не раздумывая, я бросился

на землю, на ходу вытаскивая пистолет. Два выстрела слились в один. Его

пуля просвистела у меня над головой, моя проделала рваную дыру у него в

предплечье. Парня развернуло в сторону и опрокинуло на землю. Оружие у нас

было снабжено глушителями, поэтому ни у кого из прохожих стычка не вызвала

отрицательных эмоций.

Пряча пистолет, я припустил дальше. Тут уж не до планов — только б ноги

унести. Свернув в очередной переулок, я налетел на Пупсика.

Этого парня Манчини вырастил буквально собственными руками. Преданнее пса у

него не было. Свою странную кличку он заслужил тем, что всегда наряжался

как павлин и жеманился, словно уличная шлюха. При всех своих недостатках он

был крепким малым, хорошо водил машину, мог быстро и точно стрелять, но

больше всего обожал работать длинным шилом.

— Тони! Куда это ты так стремительно?

— Привет, Альфонсо, — имя у него тоже было соответствующее. — Да вот,

понимаешь, какой-то жлоб решил меня подстрелить. Пришлось успокоить его. А

так я пообедать собрался.

— Ах вон оно что… И куда же ты идешь обедать?

— В пиццерию на 57-й.

— Не будешь против, если я составлю тебе компанию?

— Нет, ну что ты! — я мило улыбнулся, стараясь не смотреть на его

смазливую прыщавую рожу.

Оставшееся расстояние мы прошли молча, лишь изредка перебрасываясь

парой-другой слов.

В пиццерии Пупсик заказал обед на двоих и снова повернулся ко мне.

— Был у Манчини сегодня?

— Да.

— И что?

— Предложил прокатиться в Африку.

— Да ну? — выпучил глаза Пупсик.

— Точно. В ЮАР скончался пожилой миллиардер, его молодой жене срочно

требуется шофер и телохранитель. — Я понимал, что меня несет не туда, но

не мог остановиться.

— Надо же, а мне почему-то не предложил, — сразу огорчился Пупсик.

Я не понимал, действительно он такой патологический идиот или просто ведет

со мной игру? Впрочем, его лицо не было отмечено печатью интеллекта, но не

до такой же степени.

Официант принес еду. Мы на некоторое время замолчали, потом Пупсик начал

снова:

— Вчера меня Бодуэн таскал к какой-то штуке. Посадили в кресло, опутали

проводами и битый час задавали дурацкие вопросы. Я чуть с тоски не подох,

пока сидел там. Потом еще час пришлось ждать в приемной наедине с

мордоворотом Бодуэна, из которого и слова не выжмешь.

— Ну и что? — равнодушно спросил я, стараясь скрыть свой интерес.

— А ничего! — хладнокровно ответил Пупсик, запихивая руками в рот

огромный кусок яблочного пирога. — Иди, говорят, и выпей за наше здоровье.

Можно подумать, на пятерку выпьешь…

— Кстати, как насчет выпивки? — спросил я.

— А что тут у них подают? — сразу оживился он.

— Мартини.

— Пусть будет мартини, — покладисто согласился Пупсик.

Я заказал двойную порцию в надежде выжать из собеседника хоть немного

информации, но он больше ничего не знал. Оставив его дремать за столом, я

пошел домой.

По пути неоднократно проверялся — хвоста не было или же они весьма умело

маскировались.

Дома я включил телевизор и уселся в кресло, бездумно глядя на экран. В

голове был ералаш. Куда ни кинь, всюду выходило клин. Сбежать — плохо, не

сбежать — тоже не фонтан. Промучавшись примерно с час и не придя ни к

какому выводу, я решил позвонить Лоре. Может, у нее смогу выведать что-то?

— Тони! — обрадовалась она. — Я ждала твоего звонка. Когда приедешь?

«Дудки! — подумал я. — Сама приедешь, голубушка».

— Если хочешь меня видеть, приезжай сама, — лениво отозвался я. — Меня

сегодня чуть не пристрелили, лучше дома посижу.

Она немного поколебалась, потом сказала, что приедет через полчаса.

Отпирая ей дверь, я на всякий случай накинул цепочку, чтобы не налететь на

чугунный кулак Карло. Но Лора была одна, если не считать бутылки скотча.

На ней было новое красивое платье, волосы рассыпаны по плечам.

— Шикарно выглядишь, — не мог не заметить я.

— Правда? — она довольно осмотрела себя в зеркало. — Мне так понравилось

это платьице, что я не могла устоять.

— У тебя какое-то дело ко мне? — слегка остудил ее я, решив держать

дистанцию.

— Да, — она сразу посерьезнела. — Твое положение незавидное.

— Интересно…

— Бодуэн серьезно занялся этим делом. Он проверяет всех и каждого, а твое

алиби шито белыми нитками.

— Значит, погорим вместе, — я откупорил бутылку и разлил виски.

— Я хочу помочь тебе, — Лора не обратила внимания на мои слова. — Я

знаю, что предстоит тебе завтра.

— И что же?

— Испытание.

— Не забывай о фотографиях.

— Какой же ты все-таки болван! — рассердилась она. — Я искренне желаю

тебе помочь, а ты продолжаешь играть со мной как с девочкой!

— С чего это вдруг такой альтруизм?

— Я не хочу искать работу и не хочу уезжать отсюда! — отчеканила она.

— Если не хочешь меня слушать, я уйду.

— Ну ладно, больше не буду, говори.

— Поскольку мы с тобой связаны, в моих интересах, чтобы ты не попался.

«Это уж точно, — подумал я. — И не в интересах Карло. Много бы она дала

за информацию о визите Марты, наверное».

— Я могу дать тебе совет относительно детектора лжи, — продолжала Лора.

— Насколько мне известно, его можно перехитрить.

— Продолжай, — сказал я, видя, что она остановилась.

— Постарайся отключить все свои мысли и сосредоточиться на ответах. У тебя

не должно быть и тени сомнения, что они правильные. Потребуется огромное

напряжение воли…

— Это можно, — равнодушно произнес я, на самом деле впитывая каждое ее

слово.

— Если ты благополучно пройдешь детектор, можешь считать себя свободным.

Обвинение с тебя будет снято, и ты можешь тихо исчезнуть. Я могу даже

помочь тебе организовать какую-нибудь автокатастрофу, чтобы зафиксировать

твою смерть.

— В обмен на негативы, разумеется? — уточнил я.

— А у тебя есть другие предложения? — сощурилась она.

— Возможно. А чем мы сейчас займемся?

— Ты хочешь, чтобы я осталась?

— Сегодня ты выглядишь весьма привлекательно…

И она осталась.

Ночь прошла просто восхитительно. Я и не подозревал за Лорой таких

талантов.

Когда я проснулся утром, ее уже не было, а комната носила следы тщательного

обыска, хотя внешне все было как обычно.

«Дура баба думала, что я их здесь храню, — размышлял я, умываясь. — Хотя

убедиться не мешало, ведь Марта потерпела фиаско. Эх, будь она помоложе лет

на 20 и не связана с ди Наполи…»

Мои размышления прервал звонок в дверь. Я выглянул в глазок. На площадке

стоял Пупсик.

— Босс прислал за тобой.

— Я рад. Проходи, выпей чего-нибудь.

— Некогда. Спешить надо.

— Да брось ты, Альфонсо! Дернем по рюмашке, потом поедем…

— Ты будешь делать то, что я тебе сказал, — процедил Пупсик сквозь зубы и

распахнул пиджак, продемонстрировав мне рукоять пистолета.

— А-а, вон оно что, значит… — такой наглости у себя в доме я потерпеть

уже не мог.

— Пошевеливайся! — рявкнул Пупсик. — Или тебя надо пинками подгонять?

— Сейчас, сейчас… — засуетился я, судорожно стаскивая с себя халат.

Запутавшись в его полах, я потерял равновесие и упал. Как я предполагал,

Пупсик кинулся поднимать меня, ругаясь на чем свет стоит. Мне нужно было

лишить его такого козыря, как пистолет. Шила я не боялся.

Как только он склонился надо мной, я мгновенно протянул руку, выхватил

пистолет из кобуры на поясе, зашвырнул в дальний угол и поднялся на ноги.

— Тебя надо поучить вежливости, парень.

— И ты меня собрался учить? — усмехнулся Альфонсо, вытаскивая свой

коронный инструмент — длинное заточенное шило — из специального чехла в

рукаве.

— Именно так.

Я подобрал халат и намотал на левую руку. Этот ублюдок пожалеет, что

говорил со мной в таком тоне. К тому же его морда давно вызывала у меня

однозначное чувство.

Пупсик был уверен в своих силах и самодовольно улыбался.

— Придется слегка поцарапать тебе карточку, Тони. Дона, правда, это может

рассердить, но у меня будет уважительна причина: ты собрался удариться в

бега.

Я молча подбирался к нему, не сводя глаз с шила. Мне было противно марать

об него руки, но наглость должна быть наказуема.

После первого же выпада шило завязло в халате. Свободной рукой я с

наслаждением врезал по смазливой роже. Из носа противника сразу же потекла

кровь.

И вообще он оказался слабоват. Без оружия представлял собой обычный мешок с

дерьмом. Минут пять я лупцевал его чем попало, потом бросил.

Пупсик корчился на полу и жалобно скулил. Лицо и руки его были в крови,

кровью были выпачканы белая рубашка и кремовый пиджак.

Спокойно одевшись, я вытащил Пупсика за ноги на лестничную площадку и запер

дверь.

— Куда же тебя деть, красавчик? — вслух подумал я. Тут мой взгляд

остановился на шахте мусоропровода. — Вот отличное местечко!

Отвесив ему еще две полновесных оплеухи, я засунул его голову в

мусоропровод и прижал крышкой. Потом похлопал его по плечу.

— Чао, Альфонсо! Приятных сновидений!

Внизу ждала машина, в которой сидел напарник Пупсика. Он недоуменно

уставился на меня, когда я небрежно развалился рядом с ним на сиденье.

— А где…

— Мы с ним дернули по рюмочке и у него живот схватило, — беспечно ответил

я. — Он сказал, чтобы его не ждали.

Парень пожал плечами и завел мотор. Через 10 минут я с сильно бьющимся

сердцем входил в офис Манчини. Лора ободряюще улыбнулась и шепотом

напомнила, что надо делать.

Сразу из кабинета Манчини в сопровождении двух вышибал Бодуэна я направился

на детектор лжи.

А дальше все произошло так, как рассказал мне Пупсик.Меня привели в

кабинет, похожий на медицинский, усадили в кресло, опутали проводами и

принялись задавать вопросы. Проделывали это трое в белых халатах. Вопросы

сыпались так быстро, что я едва успевал отвечать.

— Как тебя зовут? Где ты родился? Как звали твою мать? Какой сейчас год?

Зачем ты убил Раймона Буше? Куда дел спрятанные деньги? Кто тебе помогал?

Откуда узнал о деньгах?

И потом опять:

— Как зовут дона Манчини? Столица Соединенных Штатов? Какое сейчас время

года?

Все это длилось примерно час. Потом мне приказали подождать в приемной, но

в отличие от Пупсика не приставили соглядатая. Я угадал здесь коварную

ловушку и сидел спокойно, хотя внутри все вопило: «Немедленно бежать

отсюда!»

В ожидании прошел еще час. За это время никого не было, но я ощущал себя

под постоянным наблюдением.

Потом вышел один из белых халатов и проводил меня к выходу. Я очутился на

улице в полном недоумении относительно своей дальнейшей судьбы. Постояв

немного, пожал плечами и отправился в ближайший бар залить пожар внутри.

Я был очень внимателен, но не заметил даже признаков наблюдения. Просидев в

баре почти до темноты, я отправился домой.

Пупсика в мусоропроводе не было. У меня появился смертельный враг, но мне

было в высшей степени наплевать на него. Попробует сунуться еще раз

— снова получит. А на выстрел из-за угла он не решится.

Поднявшись к себе, я хотел отпереть дверь, но она оказалась прикрытой, хотя

я точно помнил, что запирал ее.

Приготовив пистолет, я проскользнул в квартиру, зажигая свет в каждой

комнате. Все было чисто.

Я обшарил все закоулки квартиры, но не нашел ни малейшего следа незваных

посетителей. Дверь пожарной лестницы была заперта изнутри.

Пожав плечами, я спрятал пистолет, запер входную дверь и отправился на

кухню. Поужинав на скорую руку, я решил посмотреть выпуск новостей.

Выйдя из кухни с сэндвичем в руке, я окаменел — в моем кресле перед

телевизором сидел какой-то человек в темной одежде. Предупреждая мою

реакцию, он приподнял ствол пистолета с глушителем, направленного мне в

живот.

— Без лишних движений, пожалуйста. Пока у меня не было приказа убивать

вас, но если вы меня вынудите…

— Что вы делаете у меня дома?

— Резонный вопрос, — согласился пришелец. Лица его я не видел, но по

акценту можно было угадать в нем выходца из Азии. — А как вы думаете?

— На грабителя вы не очень-то похожи. Опять последние события?

— В точку, — бархатисто рассмеялся гость.

— Но меня же проверяли на детекторе!

— С нулевым результатом…

— Так в чем же дело?

— Есть кое-какие мелочи.

— Опять Бодуэн?

— Нет, Манчини. Он нанял меня проверить вашу благонадежность.

— И каким образом?

— О, все очень просто. Есть одно старое восточное средство, которое

развязывает язык любому представителю рода человеческого.

— Профессионал из Европы… — полуутвердительно произнес я.

— О, вы мне льстите! — улыбнулся незнакомец. — Так вы готовы к нашей

маленькой проверке? Если вы и сейчас окажетесь чисты, я уполномочен от

имени Манчини выплатить вам компенсацию за причиненный ущерб в размере 5

тысяч долларов, — он продемонстрировал мне пухлый конверт с наличными.

— Мне нечего скрывать, — решительно заявил я. — Что надо делать?

— Ничего особенного, — сразу оживился гость. — Я сделаю вам небольшой

укол и больше ничего. Когда придете в себя, все будет ясно.

Мне и так было все ясно. Наверняка в его шприце какой-то сильный наркотик,

подавляющий волю. Это тебе не бездушная машина, которую можно перехитрить.

Выбора не было — или он, или я. Но сначала надо усыпить его бдительность.

Я попытался приблизиться к нему, но незнакомец предупредительно повел

пистолетом.

— Оставайтесь там, где стоите.

— Но как же вы мне сделаете укол?

— Вы ляжете на кушетку лицом вниз и задерете рубашку на спине.

Совсем плохо. В такой позе у меня оставались мизерные шансы достать его.

Как же его отвлечь?

— Вы разрешите мне позвонить по телефону?

— Кому?

— Подружке. У нас было на сегодня назначено свидание, и мне бы не хотелось

заставлять ее ждать.

— Вообще-то у меня не было никаких указаний на этот счет, — поразмыслив,

сказал пришелец. — Звоните.

— Я быстро…

Набрав номер Лоры, я напряженно вслушивался в гудки. Когда она сняла

трубку, голос был сонный и недовольный. Видимо, уже спала.

— Кто это?

— Привет, милашка, это Тони.

— Какого черта? Ты знаешь, сколько сейчас времени?

— Наша встреча с тобой сегодня не состоится, — подчеркивая каждое слово,

произнес я. — У меня тут кое-какие обстоятельства возникли.

Ей не надо было объяснять подробнее — суть она схватила моментально. Я еще

раз пожалел, что она не в моем лагере.

— Новый проверяющий?

— Да… Давай завтра встретимся где-нибудь?

— Мне приехать?

— Можно и так, — покосился на гостя. Его лицо было по-прежнему в тени.

— Лучше позвони, потом договоримся.

— Ты хочешь, чтобы я позвонила через какое-то время и отвлекла его, да?

— Умница. Минут 10 я тебя подожду, потом пеняй на себя.

— Мне позвонить через 10 минут?

— Хорошо, хорошо, ты меня уговорила. Но постарайся не опаздывать. Целую,

— я повесил трубку.

— Теперь снимите рубашку и ложитесь на живот, — приказал ненакомец, все

так же не выходя из тени и не опуская пистолета.

Мне надо было во что бы то ни стало потянуть время.

— Послушайте, но какой смысл проверять меня еще раз? Машину же невозможно

обмануть…

— Видите ли, лично я против вас ничего не имею, — словоохотливо начал

гость. — Где-то вы мне даже симпатичны, но я связан условиями контракта и

обязан выполнить его. Поэтому заранее приношу извинения за возможные

неудобства. Маленькая формальность — и мы вместе с вами выпьем за дружбу.

Прошу вас лечь.

Пистолет он не даст мне вытащить, это и дураку понятно. Остается нож. С

недавних пор я стал носить его между лопаток в особом чехле. Увидев в

каком-то фильме этот способ ношения и применения, я посчитал его достаточно

эффективным. Если я сейчас начну снимать рубашку через голову и обоснованно

подниму руки, у него не должно возникнуть подозрений. Но его внимание надо

хоть чуточку отвлечь.

Мельком бросив взгляд на часы, я стянул пиджак. Пистолет был у меня за

поясом сзади. Спиной я старался к нему не поворачиваться, но судя по всему,

гость был осведомлен об этой моей привычке.

— Повернитесь ко мне спиной и левой рукой, двумя пальцами вытащите

пистолет. Так, отлично. Теперь бросьте его на пол в мою сторону.

Не убирая своей пушки, он ногой отбросил кольт под диван.

Я снова повернулся к нему лицом и стал расстегивать пуговицы на рубашке. До

звонка Лоры оставалось полторы минуты.

Поскольку я, естественно, волновался, пальцы слушались меня плохо, и на

второй пуговице я застрял. Немного подергав ее, я медленно стал поднимать

руки к голове, бормоча итальянские ругательства. Незнакомец молча следил за

моими манипуляциями, не опуская пистолета. 10 секунд, 8, 6… Я следил за

течением времени по висячим электронным часам на стене. Правая рука уже

нащупала рукоять ножа. Секунда, еще одна… Есть! Молодец, Лора!

В наступившей тишине телефонный звонок прозвучал как-то особенно резко.

Пришелец всего на секунду отвлекся. Но мне и этого было достаточно.

Молниеносно выхватив нож, я метнул его в противника и тут же повалился на

пол. На карту было поставлено все: промахнись я — и это был бы последний

промах в моей жизни.

Надо отдать должное этому парню: он поймал мое движение и успел выстрелить.

Но уклониться от ножа уже не хватило времени.

Я осторожно поднял голову и посмотрел в его сторону. Ноги пришельца

судорожно подергивались, рука пыталась вытащить глубоко вонзившийся в горло

нож, пистолет валялся на полу…

Все произошло настолько скоротечно, что я даже не обратил внимания на

капающую из руки кровь: пуля профессионала все же нашла меня.

Телефон продолжал звонить. Я зажал рану рукой, подошел ближе и снял трубку.

— Тони? — в голосе Лоры была тревога.

— Все в порядке, детка. Ты позвонила очень вовремя.

— Слава богу! — облегченно вздохнула она. — Мне приехать?

— Нет. Ложись спать. Еще раз большое спасибо.

Я включил свет и подошел к поверженному противнику. Невидящими глазами он

смотрел в потолок, одна рука лежала на подлокотнике кресла, другая

вцепилась в рукоять ножа.

Я перевел дух и подобрал оружие. 9-миллиметровая «беретта» — оружие

довольно нестандартное. Сунув пистолет в карман, я быстро обыскал

покойника.

Он был, или по крайней мере его предки были выходцами из Азии. В паспорте

значилось: Джозеф Ли, гражданин Королевства Нидерландов, место постоянного

проживания — Амстердам, профессия — коммивояжер, возраст — 53 года,

холост. Только теперь я мог рассмотреть его поближе. Да, действительно,

молодым назвать его было нельзя — морщины около глаз, жесткие складки у

рта. Мне оставалось благодарить бога и Лору, что все вышло так, а не иначе.

Этот парень превосходно знал свое дело, мне просто нечеловечески повезло.

Итак, мы имели труп и невыполненное распоряжение Манчини. Меня

интересовало, работал ли голландец из Китая в одиночку или имел страховку?

Если в одиночку, у меня оставалось время. А если нет…

Об этом даже думать не хотелось. Все собралось в бесформенную кучу, которую

мне предстояло разгрести и при этом еще как-то ухитриться остаться в живых.

— Куда же мне тебя деть? — вслух произнес я. — И куда потом деться

самому?

Естественно, покойник больше ничем не мог мне помочь, даже советом.

Оставалось уповать на господа и свою удачу. Я быстро собрал все наличные

деньги в доме, не забыл прихватить и подарок дона Манчини — 5 000 в

плотном конверте, которые лежали в кармане профессионала из Европы. Теперь

мне оставалось только одно: как можно быстрее пересечь границу Штатов в

любом направлении, пока не спохватились ищейки Манчини и головорезы

Бодуэна.

Я не стал брать ничего из вещей, чтобы оставить свободными руки. В глубине

души я знал, что когда-то придется играть роль загнанного зверя, но не

думал, что это будет уже так скоро.

Я не стал гасить свет, быстро прошел через квартиру и выскользнул на

лестницу. Там было тихо. Я решил одурачить возможных соглядатаев и выйти

через окно первого этажа прямо на улицу. На первом этаже было три квартиры.

В одной жила пожилая супружеская пара, которая с наступлением темноты

запиралась на все замки и не открывала даже полиции. К тому же на окнах у

них стояли решетки. Во второй квартире жил отставной полицейский. Тот,

наоборот, ни черта не боялся, мог отпереть дверь, не спрашивая, кто за ней

стоит. Но оружие у него всегда было наготове. Оставалась третья квартира.

Там проживала бальзаковского возраста вдова, отличавшаяся от самосвала

только пронзительным голосом и гренадерскими усами. У меня на нее с самого

начала была идиосинкразия, но теперь выхода не оставалось: старичков я не

разбужу, а уговаривать полицейского выпустить меня в окно было равносильно

самоубийству.

Хлебнув для морального равновесия виски и прихватив бутылку с собой, я

спустился вниз, слегка взлохматил волосы и решительно нажал на кнопку

звонка. Особого плана действий у меня не было. Я решил разобраться по

ситуации.

Одного взгляда через глазок хозяйке хватило, чтобы настежь распахнуть

дверь.

— О, Тони! — пронзительно вскрикнула она. — Какой сюрприз!

— Салют, Лаура! — хрипло проговорил я и плотоядно обшарил глазами ее

носорожью фигуру в полураспахнутом кимоно.

— Ты что-то хотел у меня спросить? — Лаура игриво подмигнула мне и

втянула в квартиру за лацканы пиджака. Рывок был таким сильным, что я пулей

влетел внутрь, едва не выронив бутылку.

— Да, я хотел что-то у тебя спросить, — фраза прозвучала по-идиотски, но

ничего иного мне не пришло в голову.

— И что же? — действуя как бульдозер, Лаура проволокла меня в комнату и

опрокинула в глубокое кресло.

— По-моему, ты сегодня одна? — промямлил я с несчастным видом.

— О да, конечно! — с энтузиазмом подхватила Лаура. — Как раз сегодня

выдался свободный вечерок! Я думала телевизор посмотреть, но раз уж ты

пришел…

— Да вот… Пришел вот… — я совершенно растерялся, не зная, что и

сказать. Кроме всего прочего, меня вдобавок просто шокировали ее габариты.

Тут она еще подхватила валявшийся на полу у кровати бюстгальтер и грациозно

зашвырнула куда-то в угол. На первый взгляд, этот предмет туалета я

спокойно мог использовать вместо панамы.

А дама вилась вокруг меня, словно пчела, что-то щебеча и то и дело

демонстрируя мне свою мощную грудь.

Я сделал вид, что пью из бутылки, не забывая в то же время, что мне

предстоит сложное мероприятие по отъезду за рубеж к моим миллионам. Потом

собрался с духом, и когда Лаура подошла поближе, попытался обнять ее

могучую талию. Но как ни старался, не мог свести руки за спиной. Лаура тут

же плюхнулась мне на колени и заключила меня в объятия. Мое лицо оказалось

как раз под ее пышными телесами, ноги мгновенно затекли, но на губах была

бодрая улыбка.

— Секундочку, котик, мне надо принять душ, — проворковала она и проворно

вскочила на ноги, на ходу скидывая кимоно, под которым, как и следовало

ожидать, ничего не было.

Я скользнул по ней взглядом и еще раз подивился матушке-природе, создавшей

такой могучий экземпляр, сравниться с которым мог разве что какой-нибудь

представитель семейства слоновых.

Запечатлев на моих губах смачный поцелуй, она упорхнула в ванную. Я перевел

дух и решил, что пора действовать. Правда, дверь ванной выглядела

жидковато, но будем надеяться, что минут 10-15 она выдержит, а этого мне

хватит с лихвой. Я включил телевизор, запер ванную снаружи и подошел к

окну. На улице было безлюдно и тихо.

Я уже почти отпер окно, когда Лаура заподозрила что-то неладное. Она

неразборчиво произнесла что-то, потом навалилась на дверь всеми своими

тоннами.

Быстро скользнув на тротуар, я опустил раму. И тут же дверь ванной слетела

с петель. Я не стал дожидаться развития событий и быстро пошел по улице,

прижимаясь к стенам домов.

На первый взгляд слежки не было, но я уже не верил себе — проник же

голландец ко мне в дом так, что я не смог его обнаружить.

Примерно полчаса я кружил по кварталу, проверяясь всеми возможными

способами, но ничего не заметил. Если страхующие и были, то они прозевали

мой побег. Значит, в моем распоряжении есть примерно час-полтора. Аэропорт

и вокзалы я отбросил сразу. Оставалась только машина. С этим проблем не

будет, надо только Риту предупредить…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *