ПИСЬМА И ДНЕВНИКОВЫЕ ЗАПИСИ. 1997 год

*

САНИТАРНАЯ  ЗОНА

19.08.

Милые рассуждения прерывает звонок из Воронежа. Ко мне едет мой издатель

— Вадим Яшкин кот!..

21.08.

Приезд в Киев, конкретно в мой дом, Вадима Булатова ничего по сути не

переменил. События окрестные — незначительные, тихие, а те, которые чуть

погромче — держат самого меня болезнью парализованной матери на осколочной

периферии… Да и ладно. Отночевал у меня Колька Румянцев, дождался и

пересекся с Вадимом, и растворился в своем ЦУМ ПОЦЕН ДАЙНУНГ…

Вадим выдал мне общее со мной столование двадцать гривен. Инициировал сее

ДЕЙСТВО из породы АТТРАКЦИОНОВ ЩЕДРОСТИ я. Затем пошли звонки, разборы

вариантов предстоящих киевских встреч и так далее…

22.08.

Снова явился Николаша, кроме всего прочего проглотивший идею МЕЖДУНАРОДНОГО

ГУМАНИТАРНО-ЛИТЕРАТУРНОГО ПРОЕКТА «САЛАМАНДРА». ВИЦ-директором и

ЗИЦ-председателем ПРОЕКТА самоназначен и поддержан Вадим Булатов, ушедший у

себя в Воронеже в глухое подполье в связи с многочисленными долгами-осколами

прошлой неудавшейся предпринимательской деятельности.

23.08.

Тимоня Литовченко принес выпить и запить по поводу десяти сигналок своей книги

«Четыре цвета времени» /»Повесть о четырех цветках» — ред./. Вадим,

категорически не пьющий, да еще отравленный со вчера цыпами-бройлерами от

несносного американского дядюшки Буша, запеченных Вадимом в «редакторском»

противне моей стандартной духовки, только тихо стонал. МЭТР ЗАРАХОВИЧ

предпочел вчера от позднего ужина отказаться и, в очередной раз рассказав

что-то трогательно-революционное от литературных миров, внезапно быстро

откланялся, смущенный опубликацией моего письмеца Вадиму в Воронеж.

24.08.

СВЕРШИЛОСЬ! С самого утра вместе с Вадимом производили у меня в комнате

мебельную перестановку, ближе к обеду, на подаренные Вадимом Булатовым 150

баксов, я приобретаю полноценный 386-Дельта ПЛЮС образца застрявшего между

1992-м и 1994-м годами компьютер. Вот она — моя новая литературная кухня до

конца этого столетия. Празднуем вчетвером: Фанни Каплан и Боба Финкельштейн,

Вадим Булатов и Веле Тихомирович, у себя в комнате волнуется и радуется

вместе со всеми парализованная мать.

25.08.

В 3.30 утра разошлись поспать и помечтать о своем. В 13.30, скупив всю

окрестную воду «Оболонь», Вадя неохотно уезжал…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *