СПАСТИ МЕЧТУ

Я сижу за столиком в шумном зале. Вокруг меня мелькают самые разнообразные

лица, морды и то, что даже мордами назвать трудно. Существа всех возможных и

невозможных расцветок и форм. Паноптикум. В воздухе целая гамма запахов: от

цветочного аромата до вони помойки. Но я не удивляюсь. Ведь в ресторане

космопорта планеты, расположенной на перекрестке галактических трасс, иначе и

быть не может.

Зачем я здесь? Это долгая история. Следует начать с того, в чем состоит мое

ремесло. А оно — в очищении Галактики от грязи. Не в буквальном смысле,

разумеется. Я — сотрудник межзвездной полиции, чья цель — борьба с

преступностью — тоже, к сожалению, космического масштаба. Впрочем, как и все

в наше время.

Сейчас я свободен, что случается не часто. И меня тянет на размышления:

откуда берутся в наш век преступники? Давно канули в вечность времена, когда

нужно было (и в прямом, и в переносном смысле) драться за кусок хлеба

насущного. Изобилие стало настолько привычным, что его замечать перестали.

Спрашивается, зачем рисковать (а преступники рискуют), подвергать свою жизнь

опасности, если на всех всего хватает?

До каких пор?! Сколько тысячелетий должно пройти, чтобы из сознания разумных

существ исчезли темные инстинкты, существовавшие в первобытные времена? Когда,

наконец, так называемые мыслящие индивиды перестанут воровать, убивать,

обманывать? Правда, говорят, теперь это случается реже, чем в давние времена.

Но зато вместо ножа и дубинки у нынешних бандитов — суперсовременные лайнеры

с лазерными пушками и прочее в том же роде. Но и мы оснащены не хуже.

Оркестр играет нечто невообразимое. Большинство из гостей равнодушно

поглощают пищу, остальные заняты разговором. Оно и понятно: музыку чужой

планеты способны воспринять далеко не все.

С чего началась эта командировка? С того, что сотрудники Отдела по выявлению

аномалий (есть и такой) обнаружили в созвездии Стрельца планету,

остановившуюся в развитии. Она не деградировала, просто не развивалась.

Впрочем, предоставим слово документам…

*

* Из агентурного донесения

* начальнику Третьей туманности

…Докладываем об обнаруженном аномальном явлении в развитии планеты Канш

(координаты смотри выше), точнее, его можно назвать отсутствием развития.

За последние полвека (пятьдесят оборотов планеты вокруг звезды) на Канше не

зарегистрировано ни одного изобретения. Более того, по свидетельству

посетивших Канш за указанный период, не произошло изменений не только в

технике, но ни в одной из областей материальной культуры. При этом никаких

катаклизмов на планете уже несколько веков не происходило. Производство

растет, но абсолютно ни одно изделие не отличается от образцов, созданных

полвека назад. То же касается внешнего оформления улиц, зданий,

производственных помещений и т.п.

СПРАВКА: Планета Канш (население — 1,2 млрд., одноязычная, управляется из

единого центра) принадлежит к тем, кто избежал глобальных войн, природных

катастроф и т.д. До наступления указанного промежутка времени цивилизация

Канша развивалась по восходящей.

Анализ сложившейся ситуации подлежит компетенции Галактического совета.

Однако несомненно, что такое положение является аномальным и, более того,

уникальным, поскольку ни на одной из 3608 планет, входящих в Галактическое

содружество, за всю их историю ничего подобного не происходило.

ПРИМЕЧАНИЕ. Члены правительства планеты, производящие впечатления людей

неглупых, тем не менее считают обстановку на Канше «благополучной» и даже

«образцовой» (цитируем буквально). Более того, они не могли взять в толк, о

каких аномальных явлениях идет речь. По нашему общему мнению, так

притворяться невозможно.

Члены Особой комиссии по нестандартным ситуациям:

* Гэл Морн       (Ригель-5)

* Михай Унгуряну (Земля-21)

* Николай Барсов (Гелиос-3)

*

Моего локтя касается рука (или лапа?). Нежный голос на отвратительном

космосленге щебечет:

— Потанцуем, приятель?

Оглядываюсь. Хм… Милая особа. Ни дать ни взять — ящерица. Ростом с меня.

Чешуя играет всеми цветами радуги. Громадные глазища. Рот, сказал бы, до

ушей, если бы уши были. Три пары конечностей. Интересно, зачем ей средние? Не

для пущей ли уклюжести?

А хвост — так и виляет, так и метет из стороны в сторону.

Улыбаясь, встаю. Какие танцы под эту какофонию? Что ж, будем пытаться.

Впрочем, за такой угонишься, как же! Мои руки-ноги гнутся как положено, в

суставах, а она вся — от шеи до кончика хвоста — как резиновая палка.

Именно резиновая.

— Ты откуда такой зелененький?

«Ишь, любопытная нашлась?»

— Далеко, милочка. (О, этот жаргон, кто его выдумал?) Без телескопа не

увидать.

— Фу-у, какой ты… Жалко сказать?

— Всему свое время, дорогая…

«Когда же явится тот, из-за кого я здесь? Или нарочно заставляет себя ждать,

гад?»

Чтобы быть спокойным, я вспомнил о том, что было дальше, после отчета о Канше…

*

Попытки вразумить правителей планеты ни к чему не привели. Скоро стало ясно,

что с этой компанией внешне благодушных геронтократов (среди древневозрастных

старичков было и две старушки) мы не поладим. И тогда Михай Унгуряну, наш

безотказный Михай по кличке Носатый, изучив, как всегда, ускоренным курсом

язык и обычаи, остался на Канше резидентом. И пожив там годик (то есть

полтора своих, земных), выяснил прелюбопытную вещь.

Оказывается, в те времена, когда нынешние правители Канша были детьми, некая

межпланетная корпорация начала проявлять усиленную заботу о подрастающем

поколении планеты. За десятки световых лет на Канш поставлялись тонны (!)

игрушек, школьных принадлежностей, соки и питательные пасты в ярких упаковках.

Тогдашних владык это почему-то не насторожило. (Наверное, были такими же

недалекими, как нынешние). Во-первых, детские товары предметом межпланетной

торговли не бывают. Этого добра всюду хватает. Во-вторых, следовало бы

проверить данные о поставщике. Этого не было сделано. А вот Унгуряну проверил

(по нашим каналам, конечно) и установил, что планеты Джайнах в системе

Бетельгейзе просто не существует. Барсов назвал это «липой». Теперь мне

знаком смысл этого выражения землян.

Итак, налицо была афера. Но в чем ее подоплека? Это еще предстояло выяснить.

*

Партнерша толчком возвращает меня к действительности.

— Послушай, как ты танцуешь? Музыка сама по себе, а ты сам по себе…

— Если это музыка, то я император вселенной.

— Да уж прямо! Вот ты какой… Музыка ему не подходит. А мне — в самый раз.

Я бросаю взгляд к двери и говорю извиняющимся тоном:

— Кажется ко мне пришли… До встречи на Джайнах, моя крошка! Там и

дотанцуем, пока!

Да, судя по всему, этот однорогий тип — по мою душу. Сейчас начнется игра с

чьим-нибудь смертельным исходом…

Я направляюсь к вошедшему.

Вообще межпланетных языков (или, если хотите, жаргонов) известно около

двадцати. Но самых распространенных — четыре. На одном из них обращаюсь к

однорогому:

— Вы поставщик детских товаров?

Тот угрюмо кивает.

— Имеете в виду Канш? Да, я. Выйдем, потолкуем?

— Чем плохо здесь? — Широкий жест в сторону давно уже забитого столика.

Мой тон ему не нравится. Он мрачнеет. Да, с этим (вернее, с теми, кто за ним

стоит) схватка будет нелегкой.

Надо бы поворошить в памяти торговые термины: все эти дебиты, кредиты,

лизинги, шизинги… Я ведь здесь играю роль коммерсанта.

Мы усаживаемся за столик, смотрим друг другу в глаза. Передо мной лицо

матерого неприятеля. Такие как он — изначально враги. Убеждаюсь не в первый

раз. Его бы немедленно брать под стражу, но нынче особый случай. Сегодня я

сам в роли приманки — «наживки на крючке» не изволите-с! Но не будем впредь

торопиться.

*

Многие думают, что наша деятельность состоит из погонь, стрельбы и обысков.

Это не совсем так. И скорее даже не так. Весьма часто поиски следа

преступника по своей кропотливости напоминают работу ученых-исследователей.

Так было и в случае с обнаруженной аномалией на планете Канш.

Итак, зачем неизвестная шайка последние полвека поставляет товары для детей

на отдаленную планету галактики? Что за этим кроется? Обман? Его как будто

нет. Все изделия были отличного качества. Да и цены отнюдь не были

грабительскими. Резидент, посетив многие регионы планеты, в том убедился

лично.

Если цель — не скоропостижный обман, значит, нанесение иного ущерба.

Причинение вреда, диверсия. Во имя чего и каким, собственно, образом?

Игрушки и учебные принадлежности отпадали. Ни яда, ни взрывчатки они в себе

не таили.

Тогда мы решили обратить внимание на пищевые продукты. Члены следственной

группы перепробовали их все. Никакого отрицательного результата. Кроме того,

по статистике, жители Канша давно забыли, что такое пищевое отравление.

Подозрение сперва было снято с соков, затем с питательных паст.

И все же факт оставался фактом: остановка развития планеты (без всяких

видимых причин) почти совпадала по времени с началом поставок детских товаров.

Какая-то связь между этими явлениями была. Но какая? Мы долго ломали головы

над этим.

*

Фактором, влияющим на развитие цивилизации, разумеется, отрицательным,

оказалось… драже. Да-да, обыкновенные с виду шарики бледно-розового цвета,

имеющие кисло-сладкий вкус. В результате химических анализов, опытов над

добровольцами мы установили: эти штучки убивают стремление к новому, то есть

то, без чего прогресс не возможен.

Тот, кто поражен этим зельем, может быть образцовым исполнителем, но никогда

ничего не выдумает, не усовершенствует. И не потому, что становится глупее.

Просто в жизни руководствуется извечным мещанским: «А зачем? Мне и так

хорошо».

Драже действует при условии регулярного потребления. А его, конечно,

регулярно потребляли уже три поколения каншских детей…

Мы долго не могли поверить в реальность этой разгадки. Слишком все казалось

диким: какая-то розоватая дрянь законсервировала целую цивилизацию. Но

приходилось верить. Факты, как говорится, упрямая вещь. Фактами и дожму

однорогого!

*

— Зирг! Вот это встреча!

Этого еще не хватало! Здесь кто-то знает меня. Ах, это один из старых

знакомых по Альтаиру. Рыбак. Как говорится, рыбак рыбака… Мы с ним

охотились на рыбоящеров. Нежелательная встреча.

Делаю три шага в его сторону и говорю шепотом:

— Быстро извинись и скажи, что обознался. Да погромче!

Он молчит. Еще не догадался, в чем дело. Я делаю угрожающий жест, надеясь,

что однорогому смысл его не понятен. Старый знакомый неловко бормочет

извинения.

Сажусь за столик. На морде однорогого ехидная улыбка.

— Вы, я вижу, известная личность.

— Мою расу всюду знают, — говорю я не без гордости. — Но не меня лично.

Мы заказываем местный напиток. По вкусу — некое подобие земного керосина.

Каюсь, пришлось как-то прихлебнуть по некомпетентности… Но в интересах

дела еще и не то пьют. И даже со смаком. Короче, и на сей раз пьем, чтобы

после первого же тоста начать переговоры.

*

Случай помог нам выйти на производителей розового драже. Наши парни встретили

в открытом космосе поврежденный метеоритом пиратский корабль, и без особого

труда разоружили его команду. Из двух зол те выбрали наручники против смерти

от удушья в открытом холодном космосе.

На борту находились три контейнера с этими проклятыми пилюлями. Один из

пиратов, прежде чем сдохнуть (пришлось применить не наручники, а крайние

меры), сказал, что их делают на Зельде. Той планете, где нахожусь сейчас я.

В наши дни не бывает ничего локального. Отупляющее драже производят, конечно,

не только на Зельде, и поставляют готовую продукцию не только на Канш. Но

Зельда — пока единственная зацепка. С нее мы и начали…

*

Помню наше последнее совещание перед началом операции. Гэл Морн, старший

нашей группы, меняет окраску в зависимости от настроения. В этот раз он был

пунцовым, что ничего хорошего не означало. Все мы были потрясены

галактическим размахом подлости — останавливать развитие планетарных

цивилизаций! Превращать целые планеты в скопища равнодушных обывателей, в

застоявшееся болото, как это уже случилось на Канше. И ведь это делалось

преднамеренно.

Николай просто вскипел:

— Пятьдесят лет! А ведь каншинский год больше нашего! Что же эти мерзавцы,

долгожители. что ли?

— Может кто-то из них унаследовал это дело, — предположил Гэл.

— Семейный бизнес? Наследственный?

— Вполне возможно.

*

Оказалось, что между Зельдой и Каншем существует регулярное сообщение. Вполне

легально. По космическим масштабам это недалеко.

Сперва считали: Михай взялся за это дело, пусть и дальше копает. Но Гэл Морн

отрезал:

— Унгуряну не следует там появляться. Он уже на Канше достаточно засвечен.

Еще встретит кого не надо, того и гляди, нарвется…

Чтобы разрядить обстановку, я попытался пошутить:

— Правильно, Михай, туда не суйся. Ты ведь Носатый, нос и откусить могут. А

у меня его нет. Мне нечего терять.

Вот так и получилось, что я сам напросился на задание. И ничуть не жалею об

этом. Немаловажная деталь: землянину на Зельде нужен скафандр. А мне — нет.

Значит, вживаться легче.

Вообще-то, простите за отступление, земляне — народ неплохой, только амбиций

слишком много. Считают себя чуть не верхом совершенства. Они, мол,

рационально устроены. Лично я не вижу ничего разумного в том, что один из

пальцев расположен чуть в стороне от остальных четырех, а ушные отверстия

никогда не закрываются. Да и волосы на голове, по-моему, излишни — все равно

от сильного мороза не спасают.

Но попробуй сказать об этом землянину, а тем более землянке — смертельно

обидятся.

Они, оказывается, в прошлом враждовали и даже воевали из-за того, что кожа у

них разного цвета. Это уж совсем дико. Хорошо, что нам, зеленым, такие

проблемы неизвестны. Что ж, у всех свои плюсы и минусы…

*

Наша беседа пока течет мирно.

— Какие товары вас наиболее интересуют?

— Допустим, игрушки.

— Не выйдет. У нас постоянный оптовый покупатель.

— А как насчет пищевых товаров? Соки, пасты, конфеты, розовое драже…

— Драже?!

Ага, насторожился. Значит, все идет по плану…

*

Зельда — не планета, а перевалочная база. Кто там только не толчется! Гости

с других миров там так же привычны, как рассветы, чередующие закаты…

Мне это на руку. Не надо прикидываться «своим». Я — коммерсант, ищущий новых

партнеров. Под этой «крышей» я работал довольно долго.

Не стану подробно описывать свои приключения на Зельде — это составило бы

целый том. Скажу только: в результате, оказалось, бесконечного, до смерти

надоевшего общения с легальными, полулегальными и подпольными дельцами мне

удалось, наконец, через третьих лиц договориться о той встрече, которая

происходит сейчас.

И, откровенно говоря, я не уверен, что останусь в живых.

Ближайшие два-три часа все решат…

*

— Что-то у вас с нами не клеится, — говорю я. — Намеревался заключить

крупный контракт, но могу и передумать…

— А в чем дело? — мой собеседник топорно выражает недоумение.

— Прежде, всего я привык договариваться с руководством фирмы: шефом, боссом,

начальником. Принцип первого руководителя. А ты, как я понял, даже не

заместитель, а почти шестерка, громила.

— Да ты что, зеленый? — голос однорогого срывается на грубые ноты. — Кто ты

такой, чтобы из-за тебя сюда тащился сам босс?

— Я не гордый. Могу и сам к нему под крылечко подъехать. На крылечке и

поговорить.

Он на секунду даже немеет от моей наглости. Но зеленые не краснеют. Поэтому

мой несговорчивый собеседник уже с явной угрозой откровенно рычит:

— Ладно, будет тебе босс. Только смотри, не пожалей потом…

— А ты не пугай! Не на того нарвался, дружок. Делай свое дело и ладно. Свои

комиссионные получишь и от меня, — говорю я как можно спокойней. Похоже, что

у однорогого не только один рог, не и единственное полушарие мозга.

Соображает он туго.

И все-таки попробую давить на соображалку:

— Мы ведь с тобой партнеры. Понимаешь? Либо делать дело, либо нет. Не нам с

тобой уши солить да щи лаптем хлебать. Разве не так?

— Так, так… — однорогий резко встает. — Пошли!

Уже в дверях ловлю встревоженный взгляд шестилапой ящерицы. Кажется она так и

не поняла: я ухожу или меня уводят. Это ведь большая разница. Не меньшая, чем

между недотанцованными пируэтами и па-де-де…

*

Мы садимся во что-то напоминающее машину-амфибию и едем по извилистым улицам,

которые почти не освещаются. То ли зельдяне обладают ночным зрением, то ли

экономят на электроэнергии — трудно сказать. В остальном же их бережливыми

не назовешь.

Нудно накрапывает мелкий кислотный дождик. И здесь присутствие порушенной

экологии. Поэтому такой, с позволения сказать, сезон дождей продолжается

ровно полгода. И чего сюда туристов тянет?

Однорогий нарочно петляет, делает ненужные повороты. Что-что, район

космопорта я изучил хорошо…

Вот мы второй раз проезжаем один и тот же переулок. Несмотря на серьезность

положения, ей-богу, мне хочется смеяться. Знали бы эти…

Впрочем, все по порядку.

Машина с противным визгом тормозит на мокрых плитах. Мы выходим у

приземистого здания без окон. Однорогий подает знак, и к нам подходят

неизвестно откуда взявшиеся существа, явно не местные. Внешне похожи на

гуманоидов, только вместо хоть каких-нибудь пальцев самые обыкновенные рачьи

клешни.

Не успеваю сообразить, что к чему, а меня уже бесцеремонно обыскивают. Клешни

гуманоидов так и щелкают как ножницы севильских цирюльников. Я пытаюсь

протестовать, но однорогий шипит:

— Мыслимо ли дело, к боссу и без проверки? Скажи спасибо, что рентгеном не

просвечивают и кишки на катушки не наматывают в поиске электронных жучков. А

прежде поступали именно так. Жаль только, что доставлять потом на ясные

глазоньки к боссу было уже и некого.

Однорогий смеется. Все здесь сказанное ему очевидно кажется остроумным. Мне

— нет.

Наконец мы входим в здание и спускаемся по крутой лестнице.

«Надо быть хладнокровнее», — повторяю про себя.

*

Пусть это наивно, но подсознательно я ожидал увидеть чудовище. Ничего

подобного. Босс — обычный гуманоид, отличается от землян разве что формой

ушей — они сверху острые. Верный признак того, что на его родной планете

вечно царит кромешная полутьма. Есть в Галактике такие планеты после

глобальных ядерных катастроф. На них цивилизации зарываются вглубь. Именно с

такой планеты и босс. Уже поэтому мне его жалко.

Может быть, Николай или Михай нашли бы еще отличия от своей расы, но мне

сейчас не до этого. Я смотрю на своего главного противника, и во мне вскипает

злость. Он оценивающе разглядывает меня. Однорогий что-то лопочет на

неизвестном мне языке. Выражение лица босса меняется.

— Сам явился? — это в мой адрес. Голос у него противно скрипит. Видно,

гортань давно изъедена радиацией.

— Сам, — киваю. — Салям-бонжур-здоровеньки. Рад нашей встрече.

— Серьезно? — босс хохочет. — Ну если тебе надоело жить, тогда конечно.

Я делаю удивленный вид. Босс обращается к однорогому:

— Ну-ка повтори, он спрашивал про драже?

— Спрашивал, — с угодливым утверждением кивает мой провожатый.

— И ты думаешь я не знаю, на кого ты работаешь? Или до чего твои дружки

докапывались на Канше.

— Значит раскусили меня? — говорю преувеличенно бодро.

«Раскусили» — это словечко я усвоил от Барсова, как и земное приветствие. У

землян в разные исторические эпохи существовало до шести тысяч языков и

наречий. Так что можно было бравировать.

Всего несколько тысяч каких-нибудь: «Здравствуйте!» и любой оппонент бит. Но

иногда эрудиция только во вред, особенно среди таких однорогих с одним

мозговым полушарием.

Поэтому словечко «раскусили» я перевел боссу буквально, но гуманоидный босс

оказался не дурак и скрытый подтекст, кажется, понял. Это усугубило мое

положение.

— Сейчас не только раскусим — разжуем. Ты будешь умирать мучительно.

Захочешь сразу, но мы тебе не дадим. Нет. Долго-долго, — он смакует каждое

слово.

Настал решающий момент! Я изо всех сил ударяюсь зубами об край стола, ломаю

передний вставной зуб и глотаю. Вместе с содержимым.

Последнее, что я слышу, проваливаясь во мрак, истерический крик:

— Босс! Он принял яд!

И ответ босса:

— Его счастье…

*

Зирг лежал бездыханный на каменном полу. Босс недовольно глядел на

подчиненных.

— Растяпы! Минутой раньше мы бы его потрясли. А с мертвяка что возьмешь?

Однорогий после недолгого молчания буркнул:

— Космопол сел нам на хвост, что делать будем?

— Бросать дело нет смысла: надо скорее брать Канш, пока не поздно. А эту

зеленую жабу распотрошить, тогда узнаем, как внутри устроена. Поищешь на

компьютере, где такие водятся.

И тут раздался многократно усиленный мегафонами громоподобный голос:

— Преступники, называющие себя межпланетной торговой корпорацией! Вы

окружены, сдавайтесь! В случае отказа вы будете уничтожены ракетным огнем!

*

Я выплываю из небытия. Вижу лица товарищей. На самом деле я проглотил не яд.

Точнее, это средство отличается от яда тем, что не убивает. Зато имитирует

смерть.

Полная остановка всех жизненных процессов плюс падение температуры тела.

Никакая экспертиза не отличила бы меня от трупа. Вот до чего додумались наши

молодцы! Мы-то не каншане, наше развитие не стоит на месте!

К тому же эти подонки не знают главного: не они меня, а я их заманил в

ловушку. В мой организм вставлена… нет, не то слово… скажу по-научному:

имплантирована ампула с радиоактивным изотопом. Его излучение видели мои

друзья на экране прибора. В виде яркой светящейся точки. И им стало известно

не только мое местонахождение, но и путь от космопорта до логова шайки.

Теперь, когда я «воскрес», мне рассказали, что было дальше. Когда боссу и его

подручным был предъявлен ультиматум, они впали в панику. Слова насчет

«ракетного огня» были, конечно, блефом. Да, у нас были и ракеты, и бомбы,

чтобы уничтожить бандитов. Но никто не стал бы этого делать — ведь в их

гнезде был я… Но они-то считали меня покойником! И предпочли сдаться.

Друзья находились в корабле-разведчике, кружившем по орбите вокруг Зельды.

И в нескольких боевых машинах на поверхности планеты, скрываемых до поры до

времени. Корабль завис точно над домом без окон, затем из него был высажен

десант. Машины, выведенные из укрытий, устремились к зданию, беря в тиски.

*

Через пару дней я присутствовал на допросе босса и однорогого. Как вытянулись

их рожи, когда они увидели меня живым! Хотя босс старался сохранить апломб.

Он заявил:

— Нас не за что судить. Наш продукт — не наркотик. Он не вредит физическому

здоровью.

— Рассудку тоже, — быстро вставил однорогий.

Хитрые гады, понимают, что в законах ничего конкретно об этом не сказано.

Случай-то уникальный.

— Как сказать… — задумчиво произнес Гэл Морн. — Рассудок — это не

только способность производить арифметические действия…

Тут вмешался Барсов. Я еще перед тем заметил, что он нервно покусывает губу.

Николай, обычно немногословный, на этот раз произнес целую речь. И я ее

запомнил. Он сказал так:

— Движущей силой прогресса всегда была мечта. Человек никогда не поднялся бы

в воздух, если бы не хотел этого. И не опустился бы на дно морское. Наконец,

не вышел бы в космос. Если бы люди не относились к окружающей действительности

критически, они не выбрались бы из каменного века. Даже в самые тяжелые

времена не прекращалось развитие, потому что мысль работала всегда. Я думаю,

что случилось бы, если бы вам подобные проникли на мою планету несколько

веков назад. Не появились бы электричество, железные дороги, пароходы,

автомобили, авиация, я уже не говорю о ракетах. Не был бы изобретен компьютер.

Человечество навеки осталось бы без звукозаписи, без радио, кино, телевидения,

без телеграфа и телефона. Без многочисленных бытовых приборов — было бы

слишком долго перечислять их. Мы, земляне, до сих пор ездили бы только на

лошадях, плавали только под парусами, освещали бы жилища керосином, узнавали

вести с другого континента через месяц, а то и позже. И очень многие дети

умирали бы от болезней, которые взрослые так и не научились бы лечить.

К счастью это случилось не с нами. И вы застали цивилизацию Канша на более

высоком уровне, чем тот, о котором говорю я. Но главное — вы ее остановили.

Результат ваших стараний: целый народ, который всем доволен и ничего нового

не хочет. Миллиард двести миллионов человек — ваши жертвы. И это не считая

тех жителей, которых уже нет в живых. И потому я считаю, что с вами следует

поступить, так же как с распространителями наркотиков. Это, конечно, мое

личное мнение. Но на оправдание в любом случае не рассчитывайте! Мы люди и,

поступая по-человечески, терпеть вас не должны.

Земляне, когда увлекаются, всегда говорят «мы люди», «поступать

по-человечески» и т.п. Но я не обижаюсь. Ведь это относится к любому

разумному существу.

*

Оставалось невыясненным главное: ради чего был затеян этот «эксперимент».

Просканировав мозг босса, мы извлекли из подсознания сведения о давнишнем

заговоре. Оказывается, через несколько десятков лет остановленный в развитии

Канш должен был быть завоеван. Планета превратилась бы в базу летучих

галактических банд, а ее население — в обслуживающий персонал этой базы.

Теперь такого уже не случится.

*

Вчера, подходя к дверям каюты, где обычно проходили наши собрания, я услышал

спор:

— А я говорю: мы еще доживем до времени, когда Канш примут в Содружество!

— Размечтался! В Содружество не принимают тех, кто не овладел техникой

перехода в подпространство!

— Как же принимать тех, кто на один межзвездный переход тратит всю жизнь?

— Вот именно! А каншане еще даже не вышли в космос! Правда, запускают

метеоспутники, но не более того.

— Но не потому, что не доросли. Просто не хотят! Пока… А новое поколение

захочет!

— От выхода в космос до выхода в подпространство — дистанция в века!

Я вошел, меня встретили радостным галдежом. Михай сунул мне пластиковый

листок, только что вынутый из аппарата-информатора. В приказе сообщалось о

награждении орденами сотрудников Космопорта: Гэла Морна, Зирга (то есть меня),

Унгуряну, Барсова и еще полтора десятка наших товарищей, чьи имена не

упомянуты в этом кратком повествовании.

Ниже следовало другое сообщение: о том, что преступники доставлены в систему

Сириуса, где состоится показательный суд с участием представителей всех

планет Содружества.

*

Ну вот, кажется, пора ставить последнюю точку. Мы закончили единственное в

своем роде дело. Мы не искали пропавшие материальные ценности, не выручали

никого из плена. Нашей целью было спасти мечту, вернуть жителям Канша

возможность творить новое, идти по вечному пути вперед и выше. И мы добились

этого, не могли не добиться.

К законной гордости примешивается легкая грусть. Вспоминаю ту невероятно

гибкую ящерицу. Свои галактические координаты я ей не назвал и ее не спросил

— не до того было. А жаль. Очень даже мила. Несмотря на лишнюю, на мой

взгляд, пару лап, что-то в ней все-таки есть.

Сентябрь 1998 г.

*

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *