КАК Я ИЗНАСИЛОВАЛА ДЕВЕРЯ

Продолжая историю моей «взрослой» жизни, начавшейся «со шлепка по попке», я

возвращаюсь в лето 1989 года, в свой медовый месяц, к своему восемнадцатилетию.

Вскоре после свадьбы мои родители подыскали нам с Сергеем (моим мужем)

однокомнатную квартирку, в том же доме, где жили сами. Родители мужа поначалу

согласились платить за нее наравне с моими, но слово свое держали только

первые два месяца. Мои же папа и мама отнеслись к такому повороту вполне

спокойно и как могли поддерживали нас в те первые месяцы нашей с Сергеем

совместной жизни. Сергей работал в пожарной части, и материальных затруднений

мы не испытывали. В конце августа отпраздновали мое совершеннолетие. На нем

собрались обе стороны: мои родители и брат, а также родители и брат мужа Саша.

Правда, он пришел почему-то без жены. Он по-прежнему меня интересовал мало,

казался мне старым и абсолютно не волновал меня как мужчина. Больше всего в

ту пору меня волновало здоровье будущего ребенка.

Беременность я переносила легко. Мой молодой и крепкий организм почти не

испытывал каких-либо неудобств в связи с новым положением. И хотя Сергей

продолжал частенько «закладывать за воротник» и постоянно куда-то отлучаться,

не желая подолгу проводить время в семье, я старалась не расстраивать себя

по таким пустякам, так как понимала, что мое состояние отразится на будущем

ребеночке, а это я считала более важным, чем отношения с мужем. И

единственное, что меня сильно тяготило тогда, так это мой увеличивающийся вес.

Аппетит во время беременности был жутким, я ела все подряд и вскоре ужасно

растолстела.

Роды представлялись мне как нечто пустяковое, но когда я более десяти часов

пролежала в схватках, то уже в течение этих долгих и томительных часов,

испытывая неотступную тянущую боль, я множество раз поклялась себе, что уже

никогда не стану рожать.

А тогда, в конце октября, я родила мальчика. (Сына назвали Вадимом — это имя

предложил Александр, его дядя, а впоследствии и крестный.) Но, честно говоря,

смотря сейчас, по прошествии десяти с лишним лет, на себя ту, совсем молодую,

я вижу, что в ту пору я почти не ощущала себя матерью. Мой мальчик был для

меня чем-то вроде куклы. Большой и живой куклы.

А между тем я начала понимать, что мой муж очень далек от того идеала, о

котором мечтают девушки в своей романтической юности.

Во-первых, что подтвердилось множество раз и после свадьбы, мой муж обладал

резким взрывным характером, чуть ли не каждый день к чему-нибудь придирался и

устраивал мне сцены, крича как полоумный, совершенно не обращая при этом

внимания на нашего ребенка и иногда доводя меня до слез. Нельзя, правда, не

упомянуть, что практически во всех случаях наших размолвок, когда ночью мы

ложились в постель, он просил у меня прощения и вымаливал его, занимаясь со

мною бурной любовью.

Во-вторых, я догадывалсь, что он изменяет мне, и к тому же, как говорится,

напропалую: трусы, одетые на изнанку, засосы на шее, помада на одежде и

другие мелкие детали неверности супруга капля за каплей вызывали во мне, как

ни странно, все меньше и меньше ревности. Я махнула рукой на «крепкий семейный

союз», который хотелось бы иметь, наверное, каждой женщине, и решила жить для

себя и ребенка.

И все-таки с ребенком очень часто сидела его бабушка — моя мама. Я же,

примерно через полгода после родов, повстречала Андрея, который стал моим

третьим мужчиной. У него была машина, не его лично, а отцовская, где мы и

занимались любовью ранними апрельскими вечерами в то время, когда мой муж

пропадал невесть в какой компании, а я, вроде бы как навещала одну из своих

подружек.

Андрея заменил Валера — к нему я ездила домой. Валеру заменил Стасик.

Прыганье из постели в постель стало для меня в тот период чем-то вроде смысла

жизни. Мне нравилось то, как я живу. Я испытывала все новые и новые ощущения,

набиралась опыта. Постепенно я стала подыскивать себе кавалеров побогаче и

пощедрее. Передо мной открылись двери ресторанов и гостиничных номеров-люкс.

Шампанское, если говорить шаблонно-красиво, лилось рекой. Случалось, что я

напивалась до такой степени, что уже не могла заниматься любовью, и меня

пользовали как резиновую надувашку из секс-шопа. А в пик моих «боевых»

похождений я умудрялась крутить романы одновременно с двумя, а то и с тремя

поклонниками моего тела, не забывая при этом в полном объеме выполнять свой

супружеский долг. В конце концов я отчаянно зарвалась и переспала почти со

всеми мужьями подруг и знакомых.

В своих любовных странствиях я приобрела колоссальный опыт по обхождению с

мужчинами; думаю, что именно это мое качество больше всего нравилось

партнерам. Природа одарила меня пышными формами, а так, как я еще и

растолстела, то эти формы имелись в моем арсенале в предостаточном количестве.

Мой жгучий темперамент, неуемная жажда секса, сравнительно легкая доступность

и способность понимать и выполнять любые желания своих возлюбленных приводили

к тому, что мужчины так и толпились у ворот моей бесшабашной юности. Я

уверена, что для многих из них, я была чуть ли не лучшей женщиной из тех, кого

имели они и кто имел их. Но для двух мужчин я была, есть и буду оставаться

самой лучшей. Один из них — это мой первый муж.

Именно он научил меня многому из того, что называется искусством любви. К тому

же, среди всех моих многочисленных любовников, не нашлось такого, который дал

бы фору моему тогдашнему мужу. Но как ни странно, а может быть даже и

закономерно, мне хотелось найти того, который дал бы мне то, что я еще не

ведала, который бы поднял меня на самую-самую высокую вершину сексуального

наслаждения и блаженства. Я была уверена, что и мой любовный опыт, и мои

сексуальные ощущения еще пополнятся чем-то неизведанным и одновременно

прекрасным. И я не ошиблась.

В этом месте моего повествования я вплотную подошла к тому, чтобы начать

рассказ о втором выдающемся мужчине моей жизни.

Со дня свадьбы прошло три с половиной года. Сыну шел четвертый год, и он

ходил в детский садик. Мужа моего за это время за частые прогулы увольняли

сначала из пожарной части, а потом и с завода, где он работал токарем. После

чего он устроился работать дворником на территорию, прилегающую к нашему дому.

Но даже здесь он часто не мог выходить на работу, то валяясь в постели с

жуткого похмелья, то попросту отсутствуя дома, неизвестно где и с кем проводя

ночи. И если я свои любовные похождения тщательно скрывала, то он контроль

в этой области потерял напрочь, доходя до того, что стал дифилировать со

своими девицами прямо под нашими окнами, а однажды, на ночь глядя, привел

свою очередную любовницу домой. Я, конечно, выгнала их, а на утро пошла

подметать двор, как это делала всегда, когда Сергей не мог или не хотел

выполнять свои обязанности. А когда наступила зима, мужу пришлось оставить и

эту работу, так как перспектива чистить всю зиму за него снег меня не радовала.

Шел январь 1993 года. Мы решили заняться небольшим бизнесом: ездить в Москву,

покупать там шмотки и продавать их у нас. Этим тогда занимались очень многие.

Брат Сергея Александр поддержал наше стремление. Он же дал нам и денег на

раскрутку. У Александра тогда была своя фирма, которая занималась

изготовлением различных бланков. Но первая же поездка в Москву с мужем

ознаменовалась тем, что он там потерялся. Я оставила его с покупками у киоска,

а когда, пройдя ряд, вернулась назад, то его уже там не обнаружила. Так как

билеты на поезд были у меня, я, после тщетных попыток найти мужа на рынке,

отправилась на вокзал. Хорошо еще, что Сергей подошел к отправлению поезда,

не потеряв при этом вещи.

Чтобы этот детский сад не повторился, я решила не ездить больше с мужем, а

обратилась за помощью к Александру. Он охотно согласился, так как сам был

заинтересован в процветании нашего дела. С Александром было намного проще и

легче. Мне не приходилось напрягаться и решать самой какие-то задачи,

руководить поездкой, как это было с мужем. К тому же, Александр оказался

прекрасным собеседником и джентльменом, превратив наши поездки по сути дела

из рабочих командировок в романтические путешествия. Нет, до любовных

отношений у нас тогда дело не дошло. Саша видел во мне лишь жену своего брата,

и никаких намеков на то, что он хочет со мной переспать, я не заметила. Но и

все же в одну из наших с ним поездок (две прошли в феврале и одна в марте)

произошло то, после чего я поняла, что я должна буду заполучить Александра.

Это произошло во вторую поездку. Стоял жуткий мороз. И чтобы как-то согреться,

Александр уже рано утром купил мне бутылку кокосового ликера (сейчас такие

не продаются), а сам на розлив выпил стакан водки. После того, как товар был

закуплен, мы зашли в кафе, перекусили, а заодно пропустили еще по

стаканчику-другому. Пройдясь по магазинам, Александр накупил (здесь я позволю

себе вкратце рассказать о личной жизни брата моего мужа: в 1990-м году он

ушел от своей гулящей жены, в начале 1992-го оформил с ней через суд развод,

но в конце того же года сошелся с ней, объясняя свой поступок лишь заботой о

дочери, которой к тому времени исполнялось семь лет) разной экзотической

выпивки, которой в Воронеже тогда еще не было. «Дегустацию» накупленных

ликеров и вин мы продолжили в купе поезда, везущего нас домой. Надо сказать,

что напились мы тогда изрядно и перед сном вышли покурить в тамбур. Было

поздно, пассажиры уже почти все спали. А наш разговор коснулся темы секса. Не

помню теперь о чем конкретно мы тогда говорили, но когда сигареты были

докурены, Александр наклонился ко мне и поцеловал меня в губы долго и крепко.

После чего проводил меня в купе, пожелал спокойной ночи и уснул. А я еще

долгое время не могла уснуть, ощущая на своих губах печать чего-то нового и

сильно возбуждающего.

Очень скоро наш семейный бизнес приказал долго жить. Сергей не хотел

торговать, ему было приятно осознавать себя руководителем дела, считать и

пересчитывать заработанное, при этом валяясь на кровати и посматривая

телевизор. Я несколько раз простужалась на морозе, торговать не выходила.

Зимние вещи залежались, к тому же я не устояла перед соблазном и потратила

деньги, отложенные на очередную поездку, на одежду для сына и себя, а также

на различные мелочи типа шампуней и концентрированных соков. Перестав

торговать барахлом, мы занялись самогоном. И именно этот вид нелегального

бизнеса позволял нам жить довольно неплохо.

Так прошла весна, лето, подходил к концу октябрь, и наступил день рождения

Вадима, его четырехлетие. Первая половина празднества прошла с родителями,

причем свекровь чем-то обиделась на меня и, распсиховавшись, прихватила свекра

и ушла. Как потом окажется, это был последний ее визит в наш дом. Мои родители

после застолья забрали Вадика к себе, а у нас началась подготовка к вечерней

половине праздника, на которую были приглашены наши друзья: кума с мужем (мы

крестили Вадима и в крестные взяли Марину, мою подружку, и Александра, дядю

Вадика, ставшего еще и крестным), несколько знакомых со стороны мужа (кто-то

из них пришел с дамами) и его брат.

Александр в 1993 году довольно часто проведывал нас и племянника. Но только

однажды, по-моему, заезжал со своей бывшей женой. Почти во все его приезды,

а приезжал он не с пустыми руками: обязательно привозил что-то Вадиму и, как

правило, ставил на стол бутылку, мы выпивали, слушали музыку и играли в карты.

Александр никогда не спешил домой и очень часто ночевал у нас, допоздна

просиживая на кухне с Сергеем. (Вообще, пьяные посиделки того времени в нашей

молодой семье как-то вошли в моду. Признаюсь, что и я, первое время после

родов противостоящая алкоголю, раз за разом разделяла спиртные дозы своего

мужа и уже не могла прожить и недели, чтобы не пригубить рюмочку, другую,

третью, пятую-десятую.)

На день рождения Вадима Александр подарил крестнику огромную игрушку

— машину-самосвал. В кузове этой машины спокойно мог разместиться сам

виновник торжества. Такой подарок вызвал у всех присутствующих бурю восторга

и удивления, а уж как был рад Вадимка и передать трудно. Александр вел себя

очень скромно, пару раз потанцевал с какой-то незнакомой мне девушкой, а

когда она уходила он попросил у нее телефон. Телефон записала я сама, а

бумажку ту выкинула. «Нет, Саша, — подумала я, — не нужна тебе эта мымра.

Ты должен будешь стать моим». Тот давнишний его поцелуй не давал мне покоя

уже восемь с половиной месяцев. Интуиция подсказывала мне, что я на

правильном пути.

В этот вечер и мне удалось вытащить Сашу из-за стола и дважды потанцевать с

ним. Его прикосновения к моему телу распаляли меня, и я с трудом сдерживалась,

чтобы не натворить каких-нибудь глупостей.

Когда все гости ушли, братья еще долго сидели на кухне и допивали оставшуюся

водку. Несколько раз к ним присоединялась и я. Первым ушел спать Сергей.

Александр курил на кухне, а когда тоже решил последовать примеру брата,

оказалось, что его развезло до такой степени, что ноги перестали слушаться

своего хозяина. Мне пришлось сопроводить его в туалет, а потом кое-как

раздеть и уложить спать на вторую кровать, которая находилась в нашей

комнате, и на которой Александр не раз уже ночевал.

Я прилегла с мужем и лежала довольно долго, прислушиваясь к его дыханию. А

потом, пожелав себе успеха, я встала и подошла к кровати, на которой спал

Александр. Он лежал на спине. Я осторожно откинула с него одеяло и еще более

осторожно стянула с него трусики, аккуратные дорогие белые трусики. После

чего я начала возбужать его мужское достоинство, которое не заставило себя

долго ждать и привело меня в неописуемый азарт, приведший, как я потом

осознала, к полной потери моих осторожности и рассудка. В то, что было затем,

очень трудно поверить, но это было: я занималась любовью со своим деверем в

то время, когда он беспробудно спал. И опомнилась я только тогда, когда

смогла удовлетворить свою страсть. После чего я вернула трусики Александра

на прежнее место, укрыла его одеялом и вернулась под бочок к мужу.

Мне до сих пор интересно, что было, если бы Александр проснулся? А если бы

проснулся муж?

(Продолжение следует.)

*

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *