О ВАДИМЕ БУЛАТОВЕ

*

«Какой славы хочу я?.. Мне хочется единственно одного: вершины литературного

слова, правильного понимания жизни во всех ее областях», — так записал в

своем дневнике начинающий воронежский поэт Вадим Анатольевич Булатов в 1984

году, еще не зная, что некоторое время спустя окажется основоположником

современного литературного самиздата в России.

Что такое затевать серьезные творческие проекты в глубинке, не имея никаких

серьезных связей среди живых классиков, более того — предполагая, что можешь

оказаться единственным читателем своих творений, представить нетрудно. Однако

горбачевская перестройка сослужила одну добрую службу для отечественной

культуры — сотни провинциальных обломовых, которые в другие времена так до

скончания века и провитали бы в облаках беспочвенных утопий, оказались

зараженными неудержимым желанием как-то реализовать себя. И вот уже скромный

фотограф превращается в издателя — налаживает контакты с потенциальными

авторами, и, не добившись официального разрешения своей деятельности у

властей, наконец, с горем пополам в 1990 году выпускает первый номер газеты

«Виктория».

На данный момент на счету Булатова около семи сотен различных журналов,

газет, брошюр и книг тиражом от сотен тысяч до единиц; в его ведении

находится и целый ряд литературных конкурсов, имеющих статус международных.

Если учесть, что век самиздата недолог — дольше пятилетки мало кто

выдерживает, стаж Вадима Анатольевича представляется рекордным. Вряд ли в

России кто-то сможет сравниться с ним. Кажется, ничто не способно заставить

Булатова оставить издательское дело — ни политическая нестабильность в

стране, ни инфляция — хотя в последнее время пришлось резко сократить

число конкурсов и оставить в живых из множества изданий лишь газеты «Русская

Версия», «Виктория», «Вестник Самиздата» и журнал «Литературный Вестник».

«Всегда считалось, что тяжело что-либо создавать «в стол» (и мне очень часто

приходилось «создавать в стол» — работать несколько дней, набирать, верстать,

вычитывать, править, печатать в одном экземпляре и складывать в стол в прямом

смысле этого слова). Я надеюсь, что мне удалось хоть кому-то хоть немного

помочь в преодолении этой проблемы. Раз нет возможности помочь миллионам и

тысячам, то давайте хотя бы поможем друг другу, давайте хотя бы принесем

радость кому-то, давайте хотя бы доставим радость ближнему», — говорит Вадим

Булатов. И в этом его правда.

В конце концов, мы живем в такое время, когда наиболее актуальным кажется

лозунг, некогда брошенный поэтом Б.Чичибабиным: «Давайте что-то делать, чтоб

не сойти с ума!» Не столь важно, каков будет результат, главное — вообще

совершать какие-то движения, подавать признаки жизни. Предыдущие поколения

литераторов оставили нам в наследство зону выжженной земли — расколотый на

великое множество кланов и группировок Союз писателей, пронизанные духом

провинциализма произведения, давно уже не являющиеся властителями душ

«толстые» журналы… Все нужно начинать с нуля, и здесь не избежать ошибок.

Большого урона массовому вкусу малотиражные литературные издания не наносят

хотя бы потому, что люди с «массовым» вкусом вообще не читают поэзию, в том

числе и графоманскую, зато если люди, обладающие хоть какими-то

представлениями о профессиональном творчестве, начитавшись таких газет и

журналов, возьмутся и из чувства противоречия напишут что-нибудь гениальное,

уровень современной культуры может очень заметно подняться. В этом смысле

издания В.Булатова кажутся сродни образцам провокационного концептуализма

— скроенные зачастую из откровенного китчевого материала и способные вызвать

самую неадекватную реакцию. Разница лишь в одном: концептуализм работает на

разрушение консервативной эстетики, а Булатов пытается восстановить

разрушенное.

Каждый номер «Литературного Вестника» открывается подборкой читательских

писем — десятки авторов из разных городов страны и ближнего зарубежья

соглашаются с Вадимом Булатовым, считая его чуть ли не последним спасением

для неизвестной русской поэзии, горячо спорят с ним и даже критикуют. С

каждым номером откликов становится больше, споры — жарче. На пустом месте

ничего не возникает — значит, деятельность Вадима Анатольевича имеет смысл и

вес в сегодняшнем мире.

Будем принимать Булатова таким, как он есть. Он достиг своей вершины, стал

одним из лидеров самиздатовской тусовки — и победителей не судят.

2 Replies to “О ВАДИМЕ БУЛАТОВЕ”

  1. писаки — полная хуета

    есть же долбоебы на белом свете, которым не лень вспускать свою жизнь в унитаз!!! и все они — здесь!!!!!

  2. булатов-обосратов!!! почему список авторов неполный, а? вопрос сформулирован верно))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *