ТАКСИ НА КРАЙ СВЕТА

Отстаньте от меня! Вы мне всего лишь снитесь. Никто бы никогда не заставил

меня сесть к вам в машину. Я слишком пьяна, чтобы додуматься до этого.

Ночные прогулки довели меня до изжоги, до снов с зеленым фонариком.Хоть не

красным. Рука еще помнит и мою собственную влагу, и упругость резинки на

поясе, и холод дверной ручки в этом чертовом такси. Мои купюры! Теперь их

может вытащить любой. Засунуть некуда — все болит и не на шутку растерто.

Долой туфли! Что же вчера снилось такое? Еле проснулась.

Вспомню — не вспомню… Гадать нечего. Еще с полуночи — стук за стеной,

кусок обоев бабочкой порхал на стене… Окуклился? Вдруг там уже целый

рулон? Или с бабочками как-то по-другому? Стук стих и посыпалось — дырявые

колготки, пропахшие рыбой ржавые ножи, кольца на них, то ли от гардин, то

ли обручальные. С кем бы обручиться? Обруч… Бочка без обруча. Это уже

потом. Бочка, в ней черный кот, с похотливыми зелеными глазами. Нет, один

зеленый, другой — рыжий какой-то, с золотым блеском. Опять золото. Золотко

ты мое… Кто это так называл меня?

Мужик, не гони, подушка съезжает. Будешь в нашем районе, гнида, припомню

все — и счетчик твой поганый, и как лапать лез, и фуражку твою с козырьком

треснутым. Чтоб тебе самому треснуть. Покрышки эти лысые тоже снились,

запах горелым, бестолковая толкучка на стоянке, скрип тормозов, оранжевые

жилеты, мягкий асфальт. И здесь объезд… Под знак нельзя.

Тут захотелось пить. Я встала, а он под окном сигналит и глаз свой зеленый

уже погасил. Будь что будет — туфли под мышку, сумка, платье на голое

тело… им это нравится. Свинство, разумеется. Лифт умер, могильный холод

кругом, и зачем шифр не с той стороны? Нужно изнутри, чтобы выйти — помучься

сначала, подумай — кто ждет тебя снаружи? Меня вот ждали, а я не

торопилась, жалела, что знаю шифр. Холодно между ног. Прислонилась к стене

и снова, будто снится — дети, остриженные, как мячики, клумбы, полные

дымящихся пионов. Даже черные. Дым, поднимаясь к верхушкам сосен,

скапливается в облако. Дождь, град? У телефонной будки никого — вижу

сквозь стекло двери. Трубка вопросительным знаком стережет чьи-то всхлипы,

просьбы и обещания. Дураки. Нельзя верить трубке. Она всегда лжет. В не

столько лжи, что хватит свести с ума льва, убить засухой те самые клумбы,

отравить стакан апельсинового сока в его руке, выстрелить в него самого,

проследить за роковым рикошетом и, если повезет, подставиться под последний

«прыг-скок». Совсем не больно, это тебе не ложь.

Вот и открыла глаза, а снится — кто-то бежит навстречу, размахивая

молотком. Рукоятка покрашена в милицейский жезл. Лай собак. От фонарика

почти не спрячешься. Нужно быть готовой — полезут под юбку. Останавливают

только для этого. Потом решетка, звезды все ярче, запах апельсинами,..

сломался ноготь. Пересчитать мелочь… Все на свете — мелочь, мелкотня,

мелководье, мелколесье,.. мел… колесить… лес… село… нужно

встряхнуться. Все равно ехать.

Пусть земля круглая. Несмотря на это, край света все равно есть. Он там,

где стрелка спидометра, упираясь в ограничитель, показывает в бездну. Прямо

по ней — край света. Самый последний край. Резкий обрыв. Долгий полет.

Хорошо, если так. Почти счастье. Но здесь даже спидометр не работает.

Стрелка на нуле. Важен лишь общий пробег. Ползешь ты, летишь, бежишь, для

любого случая — общий пробег. Как общий привет. То есть никому. Край света

там, где рука, лежащая на твоей коленке, исчезает и ты увидела татуировку

на своей коже. Что она значит? Что под кожей еще теплится жизнь, что

зеленый фонарик, как пропуск в утро, еще горит за соседним перекрестком.

Край света всегда почувствуешь по счетчику. За каждым щелчком ожидаешь

взрыва, а в зеркальных немых витринах — твои глаза* Косметическая причуда.

Фиолетовый цвет всегда к лицу, когда едешь в такси, когда грудь еще молода,

губы влажны и мягки, а край света запрятан в обшивку сиденья. Там, среди

пружин, он изредка гудит и ворочается, но ты придавила его задом. Колготки

дорогие и ты боишься порвать их о край. О край света. Вдруг высунется? Но

все хорошо. И еще некоторое время будет хорошо, пока не приснится холод

между ног, мертвый лифт, дым от пионов…

Отстаньте от меня! Вы мне всего лишь снитесь. Я надеюсь на это.

One Reply to “ТАКСИ НА КРАЙ СВЕТА”

  1. да, это я — сергей гришунов,
    хожу вечно без штанов.
    написал весь этот бред.
    кто прочитал — ныряй в общественный туалет!!!!!

    хахахахахахахахахахаха:))))))))))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *